Стихи

ЖИЗНЬ

Болезнь, волной нахлынув черной,
Всю память в щепки разнесла.
Очнулась в женщине девчонка
Из довоенного села.
Она на идиш, всем на диво,
Лопочет так, как будто нет
И не бывало перерыва
В те долгих восемьдесят лет,
Как будто не было и нету
Тех дней, тяжелых и смурных,
Где голод, где побег из гетто,
И смерть родных - смерть всех родных,
Как будто не пришло под старость
Свиданье с той чудной страной,
Что стало мне такой родной,
Что для нее чужой осталась.
…Ей помогают одеваться,
Сажают около стола,
И та девчонка из села
Бормочет тихо: "Гиб мир вассер…"
Под лампою дневного света
Она сидит. Щемит в груди.
А смерть родных, побег из гетто
И жизнь… и жизнь.. Все впереди!
МАУГЛИ

Черного паруса
Небо подобие.
Мы просыпаемся
В чащах со злобою.
Краскою черною
Пачкает тьма углы.
Мы обреченные -
Маугли! Маугли!

Дети рычащих мы,
Внуки похищенных.
Выросли в чащах мы,
Стали мы хищными.
Хлопаем веками
На четвереньках мы.
Нет, нам вовеки не
Стать человеками!

Чащи сплошной покров
Ночи черней навис.
Что нам волнует кровь?
Ненависть! Ненависть!
Внуки похищенных,
Дети увечных, мы
Стали волчищами!
Нам - человечины!
* * *

Сказку о живущих на вулкане
Этой ночью рассказали мне
Древних стен обугленные камни,
Что еще дымятся в тишине.
Сказку о пропавших безвозвратно,
Оттого, что в грустном том краю
Всяк растил единственную правду -
Правдочку любимую свою.
Все тогда смешалось в диком гаме,
И пошел войной на брата брат.
И у них, как черви, под ногами
Копошилась стая разных правд.
Ни себя, ни брата не жалея,
Всяк скакал на бой во весь опор
И, родную правдочку взлелеяв,
Заносил над ближним, как топор.
Стали люди скалиться волками
И, в борьбе увязнув до бровей,
Позабыли, что плевать вулкану,
Чья из правд непрАвей, чья правей.
И не слышно было в гуще бой,
Как, итожа счет былым векам,
Все мощней и громче под ногою
Говорил разбуженный вулкан.
ПУРИМ 1972 года.

Сверкая огнями, бурлит синагога,
И, с шумом вбежав, занимают места
Сыны дорогие Всесильного Б-га.
Ну что же, и ты заходи, сирота.
Ты спрашиваешь: "Почему ваши лица
Так сильно бледны? Вся община больна?
Что-что?! Целый день перед тем, как молиться,
Нынче не ели? а на хрена?!

Ах, в память о том, как постилась когда-то
Царица, спасая еврейский народ?
А что, вам отшибло бы память, ребята,
Когда бы вы скушали бутерброд?"
Все встали и молятся молча, с любовью,
Страницы с квадратною вязью открыв,
Как будто устроили в центре Московии
Микроскопический Тель-Авив.

"Ну сколько же можно, скажите на милость,
Раскачиваться и чего-то бурчать!
Ведь куча вопросов за жизнь накопилась -
Я выложу все, только дайте начать!
Скорее, друзья, отвечайте мне, ну-ка,
Вот вам любопытный вопрос, например,
Кто прав - ваша Тора иль наша наука?.."
"Тише! Читают свиток Эстер!"

"Эстер? Не Эсфирь?" Но евреи уткнулись
В брошюрки свои. На вопросы - молчок!
И только один - реб Иосиф Моргулис,
Квадратнобородый такой старичок,
Должно быть, решил в нарушенье закона,
Мол, чем превращаться, как прочие, в слух,
Поведаю-ка про еврейские корни
Ассимилированному ослу!

А слушатель выдался - ох, благодатный! -
Он молча глотает истории сюр,
Но реб хочет сделать рассказ попонятней
И анахронизмами сыплет вовсю.
Он, полузакрывши глаза, словно бредит:
"Вы только представьте, - твердит, как во сне, -
Что прямо по улице Горького едет
Наш Мордехай на белом коне!"

И ты от дыхания вечности пьяным
Слегка себя чувствуешь, а старичок
Бормочет: "Ахашвероша с Аманом
Эстер пригласила на файвоклок".
И в мир неизведанный, необъятный,
Несет тебя спятивший времени бег…
Но ты перепуган, ты рвешься обратно -
В старый, двадцатый, проклятый век!

Ты в ночь выбегаешь. Твой город заснежен.
Сиянье витрин, мельтешение фар.
А в воздухе, раньше казавшемся свежим,
Повисли бензин и густой перегар.
Живи, как привык. Испаренья прогорклые
Бензина и водки, как прежде, вдыхай!
Ведь ты не видал, как по улице Горького
Едет на белом коне Мордехай.
ПОЧТИ ПО ВЫСОЦКОМУ

Зачем мне считаться
Олимом бесштанным
Не лучше ль связаться
С вождем, с Либерманом?
Евонных друзей
К нам в страну по закону
Явилось ей-ей
Целых три миллиона!

Мне только доверь -
Пол-страны разнесу я.
Узнать бы теперь,
За чего голосую.
А вдруг я обижу
Эхуда Барака!
А вдруг я увижу
Подвалы ШАБАКа…

Но Либер родимый
Решил все вопросы.
Сказал, что враги нам -
Обычные досы!
Да это ж такое
Везение, други!
Теперь упокою
Я вас, харедюги!

Не зря занимался
Борьбой я и боксом.
Воззвал Либерман к нам:
"Пипец ортодоксам!"
Пока мы не стали
Еврейским Ираном,
Давить их пора нам!
Вперед с Либерманом!

Жируют они
На олимовской шее!
Воруют они -
Ну понятно - евреи!
На службу не ходят,
В ЦАХАЛе не служат!
Считают доходы,
Живут и не тужат.

Ешивы построили
И синагоги.
Доходы утроив,
Живут там, как боги.
На все я готов
И пощады не знаю.
И бью я жидов…
И спасаю Израиль!
ПЕССИМИСТИЧЕСКОЕ

Думали мы, что важнее всего
В доме своем сохранить статус кво.
Стая уродов явилась в наш дом,
Чтобы покончить со статусом квом.
Был - Тель Авив, а теперь - Нью-Москва.
Так мы остались без статуса ква!
* * *

Лапидо-либермановская шатия
Неколебима в логике своей -
Аббас с Ираном - для еврея братья,
А главный враг ему - другой еврей!
* * *

Эй, в кипах! Валите прочь толпой!
Эй, в чалмах, идите к нам, ребята!
Государство Галахи - долой!
Здравствуй, государство Шариата!
* * *

Обрушивается на нас за напастью напасть
Пусть поздно, но все же понять мы должны -
Либерманизм есть арабская власть
Плюс деевреизация всей страны!
* * *

Ах, живем в интересное время мы,
Позабыли покой и уют.
Все евреи воюют с евреями,
Бьют по морде, за пейсы дерут!

А на кладбище все спокойненько,
Поутру тишина да туман.
Все культурненько, все пристойненько.
И не буйствует там Либерман.

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков