Михаил Марголин

«СТАЛИН – НАША СЛАВА БОЕВАЯ…» ?

(Из песни М. Блантера на слова А. Суркова «На просторах Родины чудесной»)

«Разоблаченная ложь есть столь же важное приобретение
для блага человечества, как и ясно выраженная истина»
Л. Н. ТОЛСТОЙ
«Об истине, жизни и поведении»

«Упрекали Булата Окуджаву за строчки:
«Но нам нужна одна победа,
Одна на всех,
Мы за ценой не постоим»
.
Не постояли, цену нагнали до тридцати миллионов,
теперь уже заговорили о сорока миллионах погибших.
Цена страшная. Но чувство такое было. Доподлинно.
По крайней мере в 1941 году.
Свидетельствую. В 1965 году на празднике Дня Победы
Учительница сказала: «Не нужна нам ни эта война, ни
эта Победа». Дети моих друзей, вернувшись из школы,
спрашивают: «Как же так? Почему?» Попробуй, объясни».
Д.Гранин «Причуды моей памяти»

Десять лет прошло с тех пор, как в российский праздник День защитника отечества 23 февраля 2009 года, телекомпания НТВ впервые показала документальную драму «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Это фильм об Отечественной войне, об одном из самых кровавых сражений, где потери Красной Армии, только по официальным данным, превысили миллион человек.

Люди моего поколения хорошо помнят, как после победоносного сражения под Москвой, враг был отброшен по всему фронту на 250 километров и наступило затишье. В те дни по сводкам Информбюро на всех фронтах шли бои местного значения и ни о каком сражении под Ржевом, и трагических ошибках командования, а тем более конкретно маршала Жукова, никто, кроме непосредственных участников тех боев, знать не мог.

Вся стратегическая кампания боевых действий состоявшая из трех наступательных операций, которые были сосредоточены на попытках окружения 9-й немецкой армии группы «Центр» на так называемом «Ржевском выступе», строго замалчивалась. Да и бахвалиться было нечем: части Красной Армии, понеся колоссальные потери, были окружены и разгромлены. C января по август 1942 года пять армий Конева и десять армий Жукова рвались на Ржев и Сычевку. В этом районе уже лежали горы трупов советских солдат, громоздились «кладбища» сгоревших советских танков.

Трагично сложилась судьба раненного Командующего 33-й армией генерал-лейтенанта Михаила Григорьевича Ефремова, который категорически отказался выполнить указание Жукова покинуть остатки разгромленных частей армии на Ржевском выступе. Он предпочел покончить жизнь самоубийством. Тело самоотверженного военачальника с почестями похоронили немцы в селе Слободка. Со слов сельчан, очевидцев похорон генерала Ефремова, немецкий генерал обратился к своим воинам с призывом: «Вы должны сражаться за Германию так же храбро и мужественно, как этот генерал за свою Родину». О героических подвигах генерал-лейтенанта Михаила Григорьевича Ефремова в годы Гражданской войны, Великой Отечественной войны, власти России вспомнили лишь спустя более полувека. Только в 1996 году ему было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

Многомесячную тупую Ржевскую мясорубку под руководством гениального военачальника Жукова помнили все фронтовики. В те годы, одно из самых пронзительных стихотворений о войне, написал советский поэт Александр Твардовский. И вовсе не зря оно называется «Я убит подо Ржевом»:

«Фронт горел не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит, и не знаю:
Наш ли Ржев, наконец?»

Для проведения этой грандиозной операции были собраны силы большие, чем для проведения контрнаступления под Сталинградом. В этот раз под командованием находились: почти 2 миллиона солдат и офицеров, 3300 танков, более 1000 боевых самолетов, 24 тысячи орудий и минометов.

Реликвией тех событий стала книга «Артиллеристы, Сталин дал приказ», ныне здравствующего автора, участника боев за Ржев подполковника запаса Петра Михина.

Вот что пишет автор под девизом «Мы умирали, чтобы победить»: «В августе нашей армии лишь чуть-чуть не хватило сил и авиационного обеспечения, чтобы взять Ржев. Помешали нам ливневые дожди. А когда кончились дожди, спала вода и подсохла грязь, с наших боевых позиций сняли и перебросили на другие фронты все средства прорыва: корпусную артиллерию – это тысячи орудий, авиацию и сотни танков. Именно в это время разворачивалось грандиозное наступление немцев на Кавказ и Сталинград, туда и были брошены все резервы. Но никто не отменил жесточайший приказ Сталина: любой ценой взять Ржев. И в дальнейшем мы, оставшиеся здесь, как бы «местные войска», совсем обессиленные, оказались в шести километрах от Ржева перед сильно укрепленной обороной фашистов, вынужденные атаковать немецкие укрепления уже без артподготовки, топчась на месте и истекая кровью. У немцев был свой, не менее беспощадный приказ Гитлера: Ржев не сдавать ни при каких обстоятельствах!

И началось новое тягостное, бесперспективное, заранее обреченное на неудачу наступление средствами оставшихся истощенных стрелковых дивизий, тогда как немцы экстренно нагнали подо Ржев множество артиллерии, танков, самолетов и все время контратаковали нас свежими превосходящими силами. С нашей стороны это было наступление ради наступления, формальное выполнение приказа Сталина захватить Ржев. С одной стороны, Жуков и Конев боялись обосновать Сталину невозможность взятия Ржева оставшимися силами; с другой стороны, они сознательно создавали у Сталина иллюзию: наступление продолжается и идет успешно. На деле это наступление превратилось в «ржевскую мясорубку». В нее наше командование методично, изо дня в день сыпало тысячи и тысячи солдат. А результат был один: ТРУПНЫЕ ПОЛЯ, «РОЩИ СМЕРТИ», «ДОЛИНЫ СМЕРТИ», по которым мы безуспешно ползли и бежали из болот на укрепленные немцами возвышенности. Несли потери и немцы, потому что воевали мы самоотверженно,  но их потери были несравнимы с нашими».

Ржевская битва, несмотря на название, была сражением не за сам город, главной ее задачей было уничтожить основные силы немецкой группировки на ржевско-вяземском плацдарме в 150 км от Москвы. Бои шли не только в районе Ржева, но и в Московской, Тульской, Калининской, Смоленской областях.

«Ржевская битва – одна из самых кровопролитных за всю историю человечества. Мы залили их реками крови и завалили горами трупов» – так характеризовал ее итоги писатель – фронтовик  Виктор Астафьев. Помимо заградотряда численностью 150 человек, в каждом стрелковом полку были созданы специальные группы автоматчиков, получившие задание не допускать отхода бойцов.

Участник летних боев под Ржевом писатель А. Цветков в фронтовых записях вспоминает, что, когда танковую бригаду, в которой он сражался, перебросили в ближайший тыл, он пришел в ужас: вся местность была покрыта трупами солдат: «Кругом  зловоние и смрад. У многих солдат начались приступы тошноты и рвоты. Так невыносим для организма запах от тлеющих человеческих тел. Жуткая картина, отродясь такой не видывал…».
Из воспоминаний «Ржевская мясорубка» ветерана – фронтовика  Бориса Горбачевского: «Не считаясь с потерями – а они были огромны! – командование 30-й армии продолжало посылать все новые батальоны на бойню, только так и можно назвать то, что я увидел на поле. И командиры, и солдаты все яснее понимали всю бессмысленность происходящего: взяты или не взяты деревни, за которые они клали головы, это нисколько не помогало решить задачу – взять Ржев. Все чаще солдата охватывало равнодушие, но ему настоятельно пытались разъяснить, что он не прав в своих слишком простых окопных рассуждениях…».

Известный советский писатель Илья Эренбург в своей книге воспоминаний «Годы, люди, жизнь» писал: «Ржева я не забуду. Неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома, да крохотный бугорок».

Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом одного из крупнейших танковых сражений 1942 года. Эта танковая битва проходила в ходе летней Ржевско – Сычевской операции,  когда с обеих сторон участвовало порядка 1500 танков.

Однако, официальные военные публицисты так и не признали существование Ржевской битвы и до сих пор продолжают в своих изысканиях обходить этот исторический факт.

Вот как, для примера, выглядит официальная сводка боевых действий 611-го стрелкового полка только за один день 9 августа 1942 года: «В течение дня 9 августа немецкие обороняющиеся войска при поддержке авиации и артиллерийско – минометного огня          несколько раз переходили в наступление, забрасывая автоматчиков в район Вишневка, Сады. В результате боев и неоднократных налетов авиации 1-й и 3-й батальоны 611 стрелкового полка понесли большие потери в живой силе и материальной части.

Средний командный состав выведен из строя, командование 1-го и 3-го батальонов ранено. В 3-м батальоне остался 1 средний командир. Личный состав 1-го батальона составляет 40 человек, в 3-м батальоне 25 человек (официально штатный состав батальона состоит из 778 человек). 2-й батальон 611 стрелкового полка находится в резерве командира дивизии, прикрывая правый фланг в районе деревни Щеколдино».

Советская громада агитаторов оправдывает Ржевскую мясорубку гипотетическим спасением Москвы. Хотя и были вынуждены признать, что Красная Армия несла многократно больше потерь, чем немцы: соотношение немецких и советских общих потерь в августе-сентябре 1942 года во время боев за Ржев составляла 1:6 . Фактически, дела обстояли таким образом, что в 1942 году на «ржевском выступе» немцы сковали и перемололи громадные силы Красной Армии, благодаря чему позволили своему фюреру осуществить наступление на Кавказ и прорыв к Сталинграду.

Из Ржева немцы начали отходить 2 марта 1943 года, а затем полностью эвакуировали ржевско-вяземский выступ без непосредственного давления Красной Армии, в связи с их катастрофическим поражением под Сталинградом. Сталин придавал громадное значение взятию Ржева, поэтому и наградил себя маршальским званием не после разгрома немцев под Сталинградом (2 февраля 1943 года), а 6 марта 1943 года, когда, наконец-то, были освобождены Ржев и Гжатск.

 В связи с этим событием Сталин получил строго секретное личное послание от премьер-министра Уинстона Черчилля (4 марта 1943 года): «Примите мои самые горячие поздравления по случаю освобождения Ржева. Из нашего разговора в августе мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта».

Не замедлил с ответом Черчиллю и Сталин : « Благодарю Вас за поздравление по поводу взятия нашими войсками Ржева. Сегодня наши войска взяли город Гжатск».

А вот как оценил эти события маршал Г.Жуков: «Верховный понял, что неблагоприятная обстановка, сложившаяся летом 1942 года, является следствием его личной ошибки, допущенной при утверждении плана действий наших войск в летней компании этого года. И он не искал других виновников среди руководящих лиц Ставки и Генерального штаба.

С военной точки зрения И.В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним начинал войну и вместе с ним закончил ее. До Сталинградской битвы И.В. Сталин практически слабо разбирался в вопросах военной стратегии и еще хуже в оперативном искусстве. Слабо разбирался и в организации современных фронтовых и еще хуже армейских операций. В начале войны он пытался проявить свое личное  оперативно-стратегическое творчество, основанное на его опыте времен гражданской войны, но из этого ничего хорошего не получилось. И.В. Сталин зачастую требовал явно невыполнимых сроков подготовки и проведения операций. И они по его категорическим требованиям нередко начинались слабо подготовленными и недостаточно обеспеченными. Такие операции не только не достигали цели, но влекли за собой большие потери в людях и материальных средствах».

Среди советской общественности того времени, в результате активного влияния партийной пропаганды, существовало устойчивое мнение, что прославленный маршал Г. Жуков руководил Сталинградской битвой. В действительности же к победе под Сталинградом он не имел непосредственного отношения, так как с января 1942 года по март 1943 руководил, а точнее курировал безуспешные  штурмы Ржева. В Ржевской мясорубке Сталин высоко оценил полководческие заслуги Жукова, как безупречного исполнителя воли вождя, за что в начале 1943 года ему было присвоено звание Маршала Советского Союза.     

Фильм известного журналиста Алексея Пивоварова «Ржев» не имеет ничего общего с множеством кинофильмов об Отечественной войне, созданных в условиях тотальной советской цензуры, хотя страна Советов уже не существовала. Приятно сознавать, что создатели этого фильма – поколение молодых людей, которые знают об этой страшной войне понаслышке, судя по фильму, знают значительно больше, чем, загубленное сталинским соцреализмом, старшее поколение кинематографистов. Бесспорное исключение составляет фильм Алексея Германа «Проверки на дорогах», который поверг российскую власть в замешательство, так что она долго определяла прокатную судьбу этого уникального фильма о прошедшей войне. Еще один достойный фильм о войне – «Штрафбат» – снял известный режиссер Николай Досталь.

Этого же мнения придерживается и известный народный артист России Алексей Серебряков, участник фильма Алексея Пивоварова о Ржевской битве. Как признанный профессионал кинопроизводства он, не без основания, считает, что большинство современных российских  фильмов о Великой Отечественной войне оставляют у зрителей лишь «ощущение неправды». К перечню достойных фильмов, где напрочь отсутствует неправда о прошедшей войне он с удовлетворением причислил «Батальоны просят огня» и «А зори здесь тихие».

Автор фильма «РЖЕВ» Алексей Пивоваров и <br>участник боев за Ржев подполковник запаса Петр Михин

По его мнению, влияние на сложившуюся ситуацию в отечественной киноиндустрии оказало то, что фильмы заказываются  и финансируются Министерством культуры. «Госзаказ, конечно же, имеет значение. Значение имеет и ура-патриотическая картина, где патриотизм должен быть показан в весьма доходчивой форме – не мудрствуя лукаво, а потому он так и лезет с экрана…», – уточнил Алексей Серебряков.

Но идеология все равно существует и существует цензура. Я абсолютно уверен, что все сценарии, которые написаны о войне, проходят контроль в соответствующих органах  власти. У меня же с их понятиями войны и победы, честно говоря, нет никакого повода для душевного одобрения. Все это какая-то бесконечная глупость и ровно такая же бесконечная трагедия зрительского восприятия.

В своем заявлении эту же мысль практически подтвердил и глава Министерства культуры России  Владимир Мединский: «Наше ведомство с 2012 года приоритетно стимулировало фильмы на героико-историческую тематику, так как было убеждение, что это вернет зрителя к отечественному кино и даст импульс развитию отрасли. Это подтверждают данные, согласно которым с 2012 по 2018 годы посещаемость российского кино увеличилось в два раза (28,7 млн. человек в 2012 году против 57, 9 млн. в 2018 году).  

Готовясь к работе над фильмом «Ржев», съемочная группа журналистов телекомпании НТВ провели собственное расследование, собрав свидетельства непосредственных  участников событий и архивные документы, многие из которых до той поры были официально засекречены. Съемки фильма продолжались столько же, сколько и сама битва: больше года. На площадке, помимо журналистов, работали более ста актеров, каскадеров и просто энтузиастов. Сочетание документального расследования, художественной реконструкции и компьютерных спецэффектов погружает зрителя в атмосферу одного из самых трагических сражений прошедшей войны.

В этом же фильме «Ржев» показана чудовищно жуткая картина обращения с советскими военнопленными: на территории, огражденной колючей проволкой, тысячи наших солдат. Снежная зима, но за колючкой снега нет, видно лишь черное пятно земли: весь снег съеден пленными, им не дают ни есть, ни пить. Вот что об этом пишет британец Крис Беллами в своей книге «Апофеоз войны. Советская Россия во Второй мировой войне»: «Те, кто попал в плен к немцам, становились оруэлловскими «нелицами». А в 1945 году десятки тысяч военнопленных, выживших в нацистских лагерях, были расстреляны либо отправлены в ГУЛАГ… И тогда же лично Сталин, безо всяких оговорок, посчитал возможным и справедливым изымать у матерей детей, рожденных от немцев во время оккупации, и отправлять их в специальные детские дома» .  

Вскоре после показа фильма «Ржев» по телевидению, авторитетный тогда глава МЧС России Сергей Шойгу, по всей вероятности выполняя наказ «лидера нации», потребовал от Госдумы внести на рассмотрение новый закон о привлечении к уголовной ответственности за отрицание победы России в Великой Отечественной войне.

Признаться, меня мало интересует ничем не примечательная личность теперь уже парадного министра обороны Шойгу, но, судя по его общественно-политической деятельности – это банальный, достаточно хитроумный подпевала власть предержащих России.

Очень точно по этому поводу написал  прекрасный поэт и журналист сайта «Грани. ру» Лев Рубинштейн в своей статье «Политика на гранях войны»: «…борьба с разного рода сомнениями началась вместе с самими сомнениями, т.е. сразу после войны. А потому была запрещена великая песня Исаковского, где были такие слова: «Хмелел солдат, слеза катилась, слеза несбывшихся надежд».

Можно себе представить, с какой саднящей болью в сердце выдающийся писатель, фронтовик Даниил Гранин в своей книге «Причуды моей памяти» не без основания назвал свое дорогое отечество – «страной неубывающей лжи».

А ведь день 8 мая 1945 года стал особенным днем, когда в Кремле подписали Указ Президиума Верховного Совета об объявлении 9 мая  Праздником Победы. Текст его гласил: « В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа  против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии,..установить, что 9 мая является днем всенародного торжества ПРАЗДНИКОМ  ПОБЕДЫ.  9 мая считать нерабочим днем».

Спустя ровно четыре месяца, 2 сентября 1945 года выходит новый Указ Президиума Верховного Совета СССР  «Об объявлении 3 сентября 1945 года днем всенародного праздника дня победы над Японией. 3 сентября считать нерабочим днем».

Но не все обошлось гладко с этими двумя праздниками Победы. Погулять в честь недавней «виктории» над гитлеровцами гражданам СССР довелось лишь в мае 1945-го, 1946-го, и 1947-го годов. А потом «наверху» почему-то пересмотрели отношение к этому празднику и решили, что отмечать его столь масштабно не следует. Высказывались предположения, что подобную «обструкцию» учинил сам Сталин, проникнувшийся ревностью к маршалу Жукову, который в то время превратился для жителей страны «в главного победителя  Германии». Как бы то ни было, но уже в декабре 1947 года был опубликован новый документ, подготовленный Президиумом  Верховного Совета: «Во изменении Указа от 8 мая 1945 года считать 9 мая – Праздник Победы над Германией – рабочим днем. Та же участь постигла и праздник Победы над Японией, кстати, мирный договор с ней не заключен и по сей день.

В итоге, начиная с 1948 года, День Победы наши дедушки-бабушки, папы-мамы отмечали ударным трудом в цехах и на стройках, в полях, учебой в школах, институтах… Конечно, в этот день повсеместно устраивались протокольные «собрания актива с приглашением участников боевых действий», газеты печатали торжественные передовицы. Пожалуй, фактически единственным истинно праздничным атрибутом этого дня во времена Сталина, а затем и Хрущева, оставались орудийные салюты, производимые вечером 9 мая в нескольких крупных городах страны. Исключением не стали даже юбилейные праздники в 1950-м, 1955-м, 1960-м.

И лишь в 1965 году, в канун 20-й годовщины Победы, день 9 мая был вновь включен в список главных (и нерабочих) праздников. Тогда День Победы отметили с размахом. Именно к этому юбилею приурочили награждение Москвы почетным  званием «Город-герой», а на Красной площади был проведен военный парад и перед войсками пронесли  Знамя Победы. Страна вступила в очередную, надуманную Брежневым кремлевскую пропагандистскую химеру – «развитой социализм».

Естественно напрашивается вопрос – зачем этот праздник понадобился главам новой России?  Мой ответ, как участника военного парада на Красной площади в честь 34-й годовщины Великого Октября, будет не совсем однозначен: власть предержащие нынешней России в пережитой войне продолжают видеть основу для пропаганды общественной консолидации всего российского  народа. И что уж совершенно очевидно: элита страны не справляется с главной задачей – формированием своего образа будущего. Поэтому образы картин прошлого и будущего: красочная парадная имитация постоянной боевой и мобилизационной готовности войск, танки и другая боевая техника на улицах столицы, воздушные парады современной авиации.

Уже стало традицией, когда в самом начале торжества на Красной площади  Министр Обороны Шойгу, обнажив голову сакральным жестом православного христианина, освящает многонациональные парадные расчеты, тем самым торжественно демонстрируя  государственный статус великой державы.

Бесспорно интересным материалом, дополнившим Ржевскую эпопею стала история посещения  Сталиным и Берия в августе 1943 года деревни Хорошево под Ржевом. Историки до сих пор гадают: зачем Верховный главнокомандующий 3-5 августа 1943 года «проехался» по местам былых сражений? Именно так, ибо линия непосредственного соприкосновения с противником отстояла от маршрута той поездки в среднем на 150 км. Ныне перед фасадом, во дворе этого домика, установлен Бюст Генералиссимуса: в обиходе этот небольшой домик, стал называться «Домик Сталина» и числиться переданным Музею Победы 21 декабря 2017 года, к 138-й годовщине со дня рождения «вождя народов». Вся его экспозиция главным образом посвящена единственному выезду Верховного главнокомандующего на фронт в годы Великой Отечественной войны. И именно отсюда, в ночь с 4 на 5 августа 1943 года, он отдал приказ о проведении в Москве первого салюта в честь войск, освободивших Орел и Белгород в ходе Курской битвы.

Официально известно о трех выездах Сталина в 1941 году в прифронтовую зону под Москвой. Поездка в августе 1943 года в районы Гжатска и Ржева, и выезд из Москвы более чем на 100 км.

 Анастас Микоян в книге своих воспоминаний «Так было» пишет: «…Сам Сталин был не очень-то храброго десятка. Ведь это невозможное дело: Верховный Главнокомандующий ни разу не выезжал на фронт!»   Это подтверждает и маршал Жуков: «Большим минусом для Верховного было то, что за время войны он лично ни разу не побывал в войсках фронтов и своими глазами не видел боевых действий войск».

Советским историкам вовек не догадаться, зачем Сталин поехал 4 августа 1943 года в Ржев. Потому что из советской военной истории вымарали Ржевскую битву, которая по масштабу – количеству советских  потерь и ожесточенности боевых действий – вдвое превосходила знаменитое сталинградское сражение. По настоянию Сталина Красная армия безуспешно штурмовала «Ржевский выступ» более года. Сталинский приказ от 5 января 1942 года за неделю освободить Ржев от фашистов удалось выполнить через 14 месяцев. Немцы окончательно оставили Ржев лишь 5 марта 1943 года.

P.S. Заканчивая статью, мое внимание привлекла передача на радио «Эхо Москвы» «Невзоровские среды», в которой известный журналист Александр Невзоров беседовал с коллегами Ольгой Журавлевой и Виталием  Дымарским, доказывая, что патриотизм в России заменяет мозг, заменяет грамотность, заменяет талант и навыки. В связи с этим над россиянами нависла «бабаёжинская» тень депутата Госдумы Яровой, которая опять дождалась своей минуты и прошипела свою очередную мечту. Мы знаем, – сказал А. Невзоров, во что превращаются мечты Яровой: они иногда сбываются и называются «Законом Яровой», что не так уж и безобидно.

«Она сквозь зловещую ухмылку сообщила, что 12 июня на День России она хотела бы переодеть всех теток России в национальную одежду, то есть в провонялые шушуны, кокошники, кички, и дамы в таком виде должны выйти на улицу и медленно преть в очередях, в метро.

А мужчины в этот день переоденутся подлодками «Посейдон», «Тополями-М», в сталинскую форму. Но вот самые патриотичные переоденутся в подлинный, народный, национальный костюм – ватник с номером».

В эти же дни, в центре города Пятигорска прошел «Парад дошкольных войск». Более пятисот детей в форме пехотинцев, танкистов, летчиков, моряков, артиллеристов и медсестер промаршировали по площади у Вечного огня.

На опубликованных фотографиях видно, как дети шагают в форме солдат времен Отечественной войны и в современном камуфляже, держат в руках цветы и игрушечное оружие, отдают честь и возлагают цветы к Вечному огню. По сообщению мэрии, хор детсадовцев спел «Катюшу», также воспитанники прочитали стихи о войне и исполнили танец в память о тех, кто не вернулся с полей сражений.

Чиновники заявили, что парад поможет научить детей правильно себя вести. «Именно эти малыши никогда не будут вести себя неподобающим образом у мемориалов. Чем раньше начинается патриотическое воспитание – тем здоровее общество», – заявила начальница управления образования администрации Пятигорска Наталья Васютина. Глава города Андрей Скрипник отметил, что шествие может стать в Пятигорске новой традицией.

Мне кажется, что наиболее полным и убедительным разъяснением такого оголтелого патриотизма  следует признать мысли великого русского классика Л. Н. Толстого, опубликованные в его книге «Христианство и патриотизм» : «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых – отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм. Патриотизм есть рабство».

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков