Переводы из еврейской поэзии

Я видел бессилие ваше *…

Хаим Нахман Бялик  (1873-1934)

Я видел бессилие ваше, и слёз у меня не осталось.
Как вы обеднели внезапно! И вот, беззащитными снова
Блуждаете вы по пустыне, где ваша тропа затерялась,
И нет у вас для утешенья могучего слова живого.
Кто глаз ваших пламя похитил и радость затмил человечью,
Звучание труб заменил вам сегодня поблекнувшей речью?
Вчера ещё вы сотрясали глаголом небесные своды –
Кто тёмной завесою сделал багряные ваши восходы?
Кто отнял надежду у бедных, и кем был унижен убогий?
Веселья не слышно и смеха у вас по чьему приговору?
Кто ваших детей одурманил, кто свёл ваших юных с дороги,
Их силу извёл понапрасну, увлёк к суете и позору?
Кто, спесью насытив и лестью, учил молодых, без сомнений
Гордыней поправ безответных, сгибать перед властным колени?
Кто сделал вас жухлой травою, собрания ваши рутиной,
И кто изречения ваши по ветру развеял мякиной,
Чтоб в душу тоска к вам вселилась и думы наполнила пылью?
Кто дал вам пророчить в припадке, одел вас проказой и гнилью?
И скверной, проникнувшей в сердце, кто сделал из вас нечестивых,
Уже захвативших добычу привычными к сделке руками,
Величьем своим одержимых, всегда громогласных, ретивых,
Трубить напоказ наторевших, с кипящими пеной устами?
И кто у вас, мучимых злобой, враждой изнурённых в заботе
О первенстве мнимом, разящих копьём вашей ревности скрытым,
Натравливал брата на брата, на плоть, что от вашей же плоти,
И всюду сквернил то, что свято, касаньем своим ядовитым?
Кто общества ваши позволил, и кто наделил их глупцами?
Минуты не медля по миру рассейте же созванных вами!
И если умолкли призывы, и стали пророчества глуше –
Не Бог ли смеялся над вами, когда вам закладывал уши?
Но завтра Он вас испытает – и, полным бесчестья и срама,
Пошлёт вам страданья и беды похуже, чем смертная яма.
Он вас пресмыкаться заставит, и ползать по миру на брюхе,
Поправ свою прежнюю гордость, вы станете слепы и глухи,
И будете пить, словно воду, насмешку, и кубок с отравой,
Уже опустевший, сгрызёте, слюной захлебнувшись кровавой.
Пока не возьмут вас, дрожащих, от места тоски и сомненья,
От места унынья и скорби, от места закланья и тленья,
И будете сыты страданьем, перечить народам не смея,

И если вы все суетитесь, спастись от стыда не умея,
В разрозненных ваших кочевьях найдётся ли место герою,
Сумеет ли твёрдого духом родить, наконец, Иудея,
Чтоб вас, словно пьяных из грязи, он вытащил сильной рукою,
Чтоб разум наполнился гневом и сердце от боли бы сжалось?…

Я видел бессилие ваше, и слёз у меня не осталось.
Как вы обеднели внезапно! И вот, беззащитными снова
Блуждаете вы по пустыне, где ваша тропа затерялась,
И нет у вас для утешенья могучего слова живого.

1931г.

Перевел с иврита Ханох Дашевский

*Это одно из последних стихотворений Х.Н. Бялика (если не самое последнее), написанное после 17-го конгресса Сионистской организации в Базеле (1931 г.), где Бялик был делегатом, и где произошёл окончательный разрыв между Жаботинским и Бен Гурионом.


Пророческие знамения

Ури Цви Гринберг (1896-1981)

Я слышу в стихе моём звуки: напротив стены, озарённой
рассветом,
напевы исходят из русла Кедрона,   
подобно напевам органа, и все благовония мира –
в парче бирюзового неба прозрачной, как грани сапфира.
И может душа устремиться с рычанием льва молодого
в тот край, где, как арфа левита, играет без устали лира,
и речи поэта звучат, как первосвященника слово:

"Тот разум, стихии подобный, переданный нам в Аврааме,
в скрижалях Синая отлитый, хранимый под сводами в Храме, – 
он кровью струится по жилам.
Четыре порога воды у отчизны, омытой морями,
двумя: 
Средиземным и Красным, 
омытой Евфратом и Нилом.
Блажен, кто увидит, как сердце раскроет Иерусалим,
И, словно посланник Господний, крылами взмахнув,
орёл воспарит, озирая все стороны света над ним,
в слепящее солнце вонзит, не сгорая, свой клюв,
и будет кружиться над градом святым".

Возвратитесь к Владыке Земли: Он скрижали закона,
держит в длани своей, львиной гривой лучей обрамлённый,
и сияньем Своим охраняет ваш дом,
засевает страну, орошая росой и дождём –
благодатью небесного лона.

А если к Отцу не вернётесь – в краю запустелом
иссохнут колодцы: вода, затвердев, станет мелом.
И жаждой объято, умрёт всё живое:
и люди, и стадо, и древо сгорит полевое.
Останется только пустыня, песками сверкая,
и до горизонта – солёная влага морская.

И это знаменья для вас: Машиах готов появиться,
но вашей судьбы скрипит тяжело колесница.
Ибо вы уподобились гоям без пейсов, бород,
без праздников Бога – с истуканами вместо суббот.
И вас презирают народы, почувствовав ложь,
в лицо вам колючие взгляды вонзают, как нож,
и яда сильнее, чем ненависть их, не найдёшь.

Сокровище ваших отцов – золотую корону Синая
отбросили вы, хлам чужой на себя примеряя,
который в базарных рядах подобрали.
Взамен янтаря вы дешёвым стеклом украшали
своих сыновей, и не только Евфрата
достичь не смогли –
в Иордан не вошли мелковатый, 
прибрежье оставив себе с полосою морского заката.

Уйдя от границ, установленных Богом во дни Авраама,
ломоть бедняка выбираете вы вместо Царства упрямо.
И сами вы нищие, ибо ручьями
стекает в низину величье, забытое вами.
Врагами отмерены вам рубежи.
Сидите вы в горле бутылки: оно – от межи до межи.
Глашатаи ваши о мире твердят постоянно,
и даже во сне вы не видите двух берегов Иордана.

Поэтому сила течения крови у вас служит мерой
вес капель росы на песке, и мощь не измерена верой.
В тумане, но с жезлом в руке и мечом вы блуждаете ныне,
и черпая воду из лужи, храните в кувшине.
Есть всё для величья, лишь нету стремленья к вершине.
Вы плащ эпигонов надели легко,
но разум высокий блуждает от вас далеко.

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков