Даниил Гранин и Андрей Сахаров

(Вместе с кратким комментарием к речи Сахарова от 1988 г. из архива Гранина)

Столетию со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова 21.05.1921 и стодвухлетию со дня рождения Даниила Александровича Гранина 01.01.1919 посвящается.
Гранин не бунтовал против власти, 
не принадлежал к диссидентам. 
Он оставался на грани, простите за каламбур. 
Но был неимоверно опасен для врунов тем, 
что всегда говорил честно.

Ю. Коротич, литератор.
И всё так же, не проще,
Век наш пробует нас:
Можешь выйти на площадь?
Смеешь выйти на площадь?
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь
В тот назначенный час?!

А. Галич
Забвение прошлого есть измена будущему

Китайская мудрость 
(Из «Дневников» Сахарова)

Человек сегодняшний нередко относится к человеку вчерашнему с плохо скрываемым чувством собственного превосходства. О чём бы ни шла речь – о нацизме с его Мюнхеном и Холокостом, об СССР с его сталинским террором и присной памяти пактом Молотова – Риббентропа, о пытках в НКВД или в Гестапо – всегда слышишь – как они (предки наши близкие) не видели, не поняли, не сопротивлялись, наконец? Уж такое с нами, в наше время просто невозможно! На поток поставлено осуждение мюнхенских соглашений, открывших дорогу наступлению нацизма и, в целом, самой ВМВ. Огромное большинство экспертов осуждает пакт Риббентропа-Молотова, снявшего последние барьеры перед ВМВ.

Труды, описывающие вчерашний день человечества, демонстрируют тогдашнюю, но  явную сейчас близорукость столь многих, в первую очередь, ведущих политиков того времени, но также деятелей науки и культуры, да и просто обывателей. Читая и думая, поражаешься, как люди не видели очевидного, за своими повседневными заботами не замечали подползающей общей, их не исключающей беды. Всё это интересно и важно, однако, без связи с сегодняшним днём – остаётся лишь объектом изучения историков.

Ведь у нас уже 21 век, архи-просвещённый и супер-информированный, и кажется, что возврат прошлого просто невозможен. И есть недавние, 20 века примеры и уроки, которые должны служить живыми в памяти поучительными примерами. Однако столь многое норовит, из-за прежнего всеобщего попустительства, повториться. И, чтобы не мешать властям поступать как им угодно, что они и делали в прошлом, надо, как и тогда, просто приглушить свою совесть, что для себя будто безопасно. Именно она, глухая совесть, позволяет делать главное для зла – не замечать его. Арестовывают без оснований, бьют в заключении, пытают и насилуют? Да нет, не может того быть. Это всё преувеличение больных фантазий! Травят кого-то ядом? Так это сам он по ошибке хватил не из той бутылочки лишку. Концентрируются войска одной страны на границе с явно ни в чём неповинной другой? Да нет, это не угроза агрессии, а просто естественно необходимая учёба своей армии на всякий случай. И стоит так подумать, как становится легко и просто, и совесть успокаивается, и опасности никакой.

Но есть люди, которые, пусть и не сразу, пусть после морально мучительного обучения, начинают слышать голос совести – других, но также и своей. Этот голос, если без своих собственных помех, всегда «звонит по тебе». Такие люди крайне редки. О двух из них, их схожестях и различиях, и пойдёт речь в данной заметке.

Эти двое – из уже ушедшего поколения, один не дожил до 21-го века, но сделал многое для того, чтобы он стал лучше и добрее, другой ушёл совсем недавно, воочию убедившись, что далеко не все беды и преступления века 20-го остались в 21-ом позади. А сейчас на мировом дворе – другая ситуация, так что возникает впечатления измельчания даже интеллектуальной элиты, легко достигаемого в её среде лидерства себялюбивых, мелких, мелочно жестоких, элементарно непорядочных, корыстолюбивых. Воистину – бабло побеждает. А за баблом идёт и зло – как же без него-то? Бабло и зло находятся в теснейшем сотрудничестве. Что сказали бы сейчас герои этой заметки?

Фото. 1. Последняя страница рукописи с автографом (подписью?) А. Сахарова

Дочь писателя Д. Гранина Марина Чернышева-Гранина обнаружила в архиве отца текст выступления академика А. Сахарова от 18 августа 1988 (Фото 1), адресованного Пагуошскому движению, берущему начало от встречи в 1957 группы виднейших учёных, озабоченных будущим человечества из-за стоящих перед ним экзистенциональных, в первую очередь – ядерных, угроз. Марина попросила меня обсудить присланный ею текст с сегодняшней точки зрения, понять, в какой мере указанные Сахаровым опасности удалось предотвратить, а в какой – опасности реальные оказались отличными от ожидаемых.

Отмечу, что более тесному и раннему участию Сахарова в работе Пагуошского движения препятствовали не только власти и видные научные работники СССР, но и некоторые весьма известные научные работники США. Обе стороны опасались, как видно, из-за такой «персоны нон-грата» потерять прямой канал связи США – СССР в вопросе ограничения ядерного вооружения, да и в других «чувствительных» вопросах. Это говорит о том, что движение было несвободно не только от политики, что было бы естественно, но и от политиканства.

Думаю, что появление у Гранина подписанного Сахаровым доклада не случайно, а отражает определённый взаимный интерес и уважение друг к другу этих двух хорошо и широко известных в СССР и за его пределами людей. Признанный, отлично читаемый писатель и знаменитый физик-ядерщик, ставший крупнейшим диссидентом, не могли не проявлять интереса друг к другу. Это отразилось в ряде встреч по разным поводам, в том числе, на даче Гранина в Комарово, под Ленинградом, дома у Сахаровых в Москве, и во время работы 1-го (перестроечного) Съезда народных депутатов СССР в 1989, и в нескольких статьях, которые Гранин посвятил Сахарову, его идеям и памяти о нём.

К славе, почёту и знаменитости Гранин и Сахаров, почти однолетки (Сахаров на два года моложе) шли совершенно разными путями. Гранин с первого шага – через отдельных людей, граждан страны, его читателей, число которых стремительно росло по мере выхода его произведений. Практически всю свою жизнь в материальном отношении он от государства прямо не зависел, хотя иногда и занимал общественно значимые посты. Он писал для людей, и наиболее яркие, талантливые, энергичные, принципиальные и честные стали его основными героями.

Сахаров почти с первых шагов своей карьеры работал для государства, и на государство. Получив в марте 1962 третью золотую звезду «Серп и молот», он к своему 41-му году достиг максимальных высот официального признания, давно уже был академиком, и дважды лауреатом. До конца 50-х он – вполне милитарист, ясно видел врага и предлагал эффективные методы его уничтожения, не считаясь с людскими потерями, неизбежными при термоядерной войне. Он, увы, был автором, что признал в своей книге воспоминаний, ужасной идеи: в целях обеспечения «безопасности СССР», разместить заранее вдоль восточного и западного побережий США, под водой, термоядерные заряды мощностью эдак по сто мегатонн каждый. Их синхронный взрыв привёл бы к гигантской волне-цунами, которая, обрушившись на побережья США, погубила бы многие десятки миллионов человеческих жизней.

«Для Государства, во имя Государства» – перейти от такого к судьбе отдельного человека, его свободе и правах – это был прыжок во взглядах на мир, прыжок трудный морально, небезопасный в прямом, да и в материальном смысле слова. Но, раз поняв, кому и во имя чего он фактически служил, Сахаров совершил этот прыжок и больше своих принципиальных позиций не менял. Начав работать с системой взглядов «Государство – всё, отдельный человек – нуль», он пересмотрел это и стал основным борцом за права именно каждого человека. У Гранина такого глобального прыжка, изменения взглядов не было, но он плавно эволюционировал, от коммунистической идеологии, к либерализму.

По-разному строились у них и отношения с властью, и рост известности. У Сахарова это идёт от восторга «молодым русским гением» в начале 50-х, к превращению к 80-м в объект лютой ненависти и приследования. У Гранина – перманентное, начиная с обретения известности, да и до неё, судя по его первым героям – дистанцирование от власти, в том числе и высшей, однако никогда не достигавшее уровня прямого конфликта. Примечательно, что прекрасно зная лично носителей этой власти, относясь к ним без малейших иллюзий, он не готов был видеть в каждом из них просто скопище пороков, но стремился понять механизм власти, пытаясь найти глубинную причину тех или иных, в том числе и пугающих, поступков власть имущих, придерживаясь, условно говоря, подхода эдакого «отца Пимена».

Сахаров хотел переустроить общество, добиться его прогресса через конвергенцию социализма СССР и капитализма США. Гранин понимал решающую роль в поведении общества человеческой морали, достижимой лишь через повышение морального уровня его элементов – отдельных людей, и старался этого достичь через введение в общество череды своих положительных, для читателей – притягательных, героев.

Они оба за жизнь сменили своё отношение к загранице, пройдя от уверенности в советском превосходства и определённой враждебности Запада к СССР, к пониманию того, что передовой Запад надо обязательно не только догнать, но и стать его неотъемлемой частью. Наверное, первые шаги на таком пути дались физику, лично не воевавшему, от реальной жизни простых людей страны на долгие годы изолированного, гораздо легче чем бывшему фронтовику, инженеру, лишь в 1949 сделавшему серьёзную заявку на то, чтобы быть писателем.

Их роднила и явная непритязательность в быту, не аскетизм, а осознание разумно-необходимого минимума, и верность своей семье, особо сильная у Гранина. “Мы с женой бывали у него в гостях: маленькая квартира, там были кухонные беседы. Скромность жизни – это удивительно, при том, что он имел возможность жить иначе. Он щеголял этой скромностью. Великолепный ученый, который прославился как создатель водородной бомбы, но он активно участвовал и создавал оппозицию для многих судебных процессов над диссидентами” – это из одного из последних интервью Гранина. Отмечу, кстати, что и в своих моральных принципах они были схожи, следуя в личной жизни каждый тому, к чему призывали других речами, статьями, книгами.

Массу лет назад, споря с Граниным на семинаре теоретиков ФТИ, мы корили писательское сообщество за то, что они «отдали» на расправу власти самого, пожалуй, талантливого из них – А Солженицына. Мы были уверены в своём, физиков, превосходстве, полагая, что научное сообщество Сахарова не «отдаст». Вскоре жизнь опровергла наш оптимизм, и выяснилось, сколь трудно идти «против потока», даже если это «против» ничем существенным, по большому счёту, и не грозит. Хотя членом сообщества, академиком, Сахаров оставался всегда, даже когда в начале 1980 был сослан в Горький, изолирован от заграницы и лишён всех наград.

Сахаров не дожил до того времени, когда демократию люди, даже казавшиеся вполне приличными, стали именовать «дерьмократией», когда благородный смысл свободы и равенства исказили до неузнаваемости. Что делал и говорил бы Андрей Дмитриевич Сахаров, доживи он до наших дней? В начале1986 он выписал в свой дневник примечательные слова из стиха Н. Карамзина «Тацит» о Риме:

В сем Риме, некогда геройством знаменитом,
Кроме убийц и жертв не вижу ничего,
Жалеть об нём не должно:
Он стоил лютых бед несчастья своего,
Терпя, чего терпеть без подлости не можно!

И добавляет: «возвращаюсь к беседе со Славским о Сталине: терпели, чего терпеть без подлости не можно». Конечно, огромный интеллектуальный и моральный путь надо было преодолеть для того, чтобы основному создателю самой мощной бомбы сказать подобное в адрес, по сути, себя, бывшего, и заказчика бомбы.

Хочется верить, что Сахаров не изменил бы своим когдатошним принципам, не отступал бы перед своими сегодняшними возможными мучителями и судьями. Но имел ли бы он сейчас ту массовую международную поддержку, которая когда-то помогала ему в невзгодах его диссидентской жизни – сильно сомневаюсь. Не те, боюсь, сейчас времена.

Гранин пережил Сахарова почти на тридцать лет – на целую эпоху, по меркам сегодняшнего темпа изменения человечества. Он по-прежнему не был баррикадным бойцом за достоинство, порядочность, честность. Но первое, и самое важное – остался неподкупен, несмотря на все усилия власть имущих. Он не стал «их». Это проявлялось и в отказах брать новую, роскошную квартиру, дачу, и в том достоинстве, с каким он принимал награды, как заслуженные перед страной, без намёка на благодарность награждавшей власти. Это чувствовала и власть, даже на похоронах Гранина не пытавшаяся покойного выдать за своё приобретение, свою «скрепу».

Вообще, получение наград от власти, которую, мягко говоря, не очень уважаешь, ставит человека перед сложным выбором. Не брать, и оставаться безвестным, или брать, и, тем самым, признавать власть и взаимодействовать с нею. И Сахаров, и Гранин официальным признанием и наградами не были обделены. Эти награды, замечу, были отражением заслуг, а не подачками за верность. Так они и воспринимались и тем, и другим. Иначе Сахаров не отказался бы вернуть сами награды после того, как был их в 1980 властью лишён. Замечу, что официальные награды и признания существенно повышали авторитет и того, и другого, делая их слова и поступки существенными и значимыми как у себя в стране, так и за рубежом.

Общественную позиция Гранина, его отношение к событиям в Украине отражает его интервью в апреле 2014:

«Меня отталкивает огромное количество вранья и лжи, в котором мы живем. При советской власти было много лжи, но мы не знали, что это ложь. А сейчас знаем.

Вот сейчас, если б не эта Украина, был бы какой-то просвет стабильности. <…> Кто мог подумать, что такое может произойти с Украиной? С Крымом? Это все кажется абсурдом. Абсурд сегодняшнего дня – что мы в такие отношения сложные, неприятные, тяжелые, опасные вступили с Украиной. Абсурд сегодняшнего дня – в том, что наша могучая, казалось бы, богатейшая, терпеливая страна плетется где-то в хвосте сегодняшнего мира.»

Взгляды Гранина можно проследить почти до дня его смерти, 07.07.2017. Они отражаются и в его последнем интервью

 «Мы всегда раздражали Европу, Америку, это давний конфликт, но сейчас мне иногда кажется, что мы ведем себя недружелюбно, говорим, что не хотим уступать, сохраняем свою независимость. Получилось, что со всех сторон окружены конфликтными странами. Ощущение конфликтного окружения все сильнее чувствуется… Сейчас я уже не знаю, с кем бороться, что мы строим, почему мы считаем себя особенной страной? По территории?».

Много и часто говорит он и пишет о том, сколь важно личное достойное поведение, человеческие добрые чувства, взаимное терпение, обычная честность, личная порядочность.

Сахаров до конца дней был очень прозорлив в описании опасности, связанной с ядерным оружием. Приходится лишь пожалеть, что Ю. Харитон, А. Сахаров, В. Гинзбург и их коллеги были столь успешны в своей работе, не сознавая ответственности научного работника за то, что создаёт его голова и руки. Увы, когда создавали оружие, у них не было сомнений, и каждый старался быть «первым учеником». Господи, почему столь многие, даже лучшие из лучших, умнейшие из умнейших оказываются особо сильны задним умом?

Теперь перейду к тексту выступления Сахарова на Пагуошской конференции, из архива Гранина, которое представляет значительный интерес и сейчас. Привожу его полностью. На Фото 2, 3, 4 – участники конференции Пагуошского движения, которая состоялась в Дагомысе в 1988.

«Сахаров А. Д.

После окончания второй мировой войны выдающиеся люди того времени: Эйнштейн, Рассел, Бор, Швейцер, Сциллард и их единомышленники осознали, что человечество вступило в критический период своего существования. Сейчас это еще более справедливо — опасность термоядерного самоуничтожения, многоликая экологическая опасность, проблемы третьего мира стали еще более рельефными и грозными. Но одновременно все большее число людей во всех слоях общества, в том числе в правящей элите, начинают понимать меру опасности и свою ответственность перед будущим человечества, это дает надежду.

Фото 2. А. Сахаров, В. Гольданский, А. Адамович, Д. Гранин, 1988, Дагомыс, 38-я Пагуошская конференция

Очень важными являются встречные процессы плюралистического сближения (конвергенции) капиталистической и социалистической общественных систем. В СССР эти процессы, получившие название перестройки (слово конвергенция все еще не принято), находятся в начальной и противоречивой стадии, но исторически они, безусловно, неизбежны. Я убежден, что конвергенция является необходимым условием решения основных глобальных проблем, только она даст должную степень взаимного доверия и отсутствия конкуренции, свободы от диктата сиюминутных противоречивых интересов. Но будущее мы должны спасать сегодня, в реальной ситуации сегодняшнего дня.

Перестройка в СССР дает новые возможности для решения глобальных проблем, мы видим это уже сейчас на многих примерах. В то же время она сама переживает критический и опасный период, нуждается в поддержке, Международная поддержка перестройки – это, в первую очередь разоружение, активные контакты и сотрудничество, включая конструктивную критику в вопросе прав человека, совместные предприятия.

Фото 3. Е. Боннэр, А. Сахаров, Д. Гранин, 1988, Дагомыс, 38-я Пагуошская конференция

Я согласен с теми из выступавших, кто подчеркивал необходимость для Пагуошского движения, для всех, кто принял на себя долю ответственности за глобальные проблемы, в этих изменившихся условиях качественно нового подхода. Необходима большая гражданская и интеллектуальная смелость, то, что в этом зале назвали ”идеализмом” в противовес более консервативному “реализму”. Необходимо включение в круг рассмотрения всего комплекса глобальных проблем, в том числе их политические и социальные аспекты. О необходимости политизации (в этом ограниченном смысле) Пагуошского движения здесь уже говорилось, это, конечно, существенное изменение прежнего “академического” стиля с переходом к более действенному, содержащему конкретные, политически острые рекомендации, а не только констатацию фактов и общие призывы. Только такое изменение характера Пагуошского движения обеспечит ему, как я считаю, должное место в ряду действий за спасение человечества.

Во второй части своего выступления я кратко, без детального обоснования, изложу некоторые конкретные предложения, которые я хотел бы видеть в итоговых документах конференции.

Фото 4. Е. Боннэр, А. Сахаров, Д. Гранин, 1988, Дагомыс, 38-ая Пагуошская конференция

На первое место я ставлю призыв к руководителям СССР осуществить в одностороннем порядке сокращение нашей самой большой в мире армии. Наиболее близкий и реальный способ при этом – сокращение (примерно вдвое) срока службы в армии, с одновременным сокращением вдвое всех видов вооружения, но с сохранением в основном офицерского корпуса. В перспективе же, вероятно, переход к профессиональной армии. Такой односторонний шаг абсолютно безопасен, сейчас в мире нет Гитлера, и нужны были бы ошибки и преступления типа сталинских, чтобы вновь его возродить. Вместе с тем, такой шаг имел бы огромные внешнеполитические последствия, сделал бы возможным глубокое разоружение, открыл бы путь к осуществлению нашей мечты о безъядерном мире. Очень велики были бы при этом позитивные социальные последствия внутри страны.

Второе. Проблема тропических лесов Южной Америки, Экваториальной Африки, Юго-Восточной Азии и тропических островов. Предлагается (это мысль моей жены Елены Боннэр) создать специальный международный фонд (вероятно при ООН) для поощрения тех стран, которые прекратят порубки леса и будут осуществлять новые посадки на своей территории. Также важно организовать поставки в эти страны нефтепродуктов и т.п. для приготовления пищи и других нужд. Фонд организовать за счет обязательных отчислений определенного процента национального дохода всех стран в размере, с избытком компенсирующем отказ от порубок. Опыт этого фонда мог бы явиться моделью для международного решения других экологических проблем.

Третье. Провести широкие исследования степени опасности для сохранения генофонда человека (и других организмов) нарастающей антропогенной химизации жизни на планете с максимально полным учетом всех факторов (средств интенсификации сельскохозяйственного производства, промышленности и энергетики, фармакологии и бытовой химии и т.п.) и в случае необходимости разработать систему международных штрафов и премий для глобального управления этим процессом.

Четвертое. Обратиться к ООН, МАГАТЭ и другим международным организациям с призывом заключить международное соглашение, запрещающее наземное размещение ядерных реакторов. Это предложение исходит из тезиса о необходимости развития ядерной энергетики (в силу ряда экономических, экологических и социальных причин), с надежным обеспечением ее безопасности. Все типы реакторов, включая водо-водяной и реактор с газовым охлаждением не обеспечивают полной технической безопасности. При наземном расположении реакторов остается возможность их поражения в результате террористических актов, и при войне с использованием обычного (не ядерного) оружия. Принятие международного закона о запрещении наземного размещения ядерных реакторов устранит психологические препятствия на пути ядерной энергетики, и обеспечит её широкое развитие в интересах человечества.

30.08.1988 Подпись: А. Сахаров»

Значимость подобного документа для сегодняшнего дня определяется не только тем, в какой мере автор смог предупредить и уберечь потомков от ждущих их за поворотами истории угроз, но и тем, сколь современен н актуален пример его личного поведения. А он и тогда убедительно, своими поступками показывал, где истинное место интеллектуала – научного работника, литератора, художника в борьбе за безопасное существование человечества. Показывал, платя за это своим личным покоем, благополучием, безопасностью.

 Конечно, не свершилась конвергенция, идея сближения «социализма» с капитализмом США и Запада, предлагаемая, начиная с 60-х Сахаровым как путь развития современного человечества. «Холодная война», начавшаяся ещё в 1946, завершилась в 1991 победой Запада, и примерно десятилетней попыткой РФ следовать его путём.

Уже ряд десятилетий, как стало всеобщим, не без важнейшей роли самого Сахарова, понимание того, что полномасштабная ядерная война не может иметь победителей, а лишь станет концом существующей на Земле жизни. Разумеется, сократились, как считал необходимым Сахаров, армии, и планируемые сегодня крупными странами военные операции стали гораздо менее многолюдны, чем в период ВМВ. Растёт со временем осознание значимости лесов, притом не только тропических, но и сибирских, которые не только потребляют воду, но и стимулирует осадки, являясь чуть ли не основным, согласно проф. В. Горшкову, мотором их генерации. Однако определённо нехватки пресной воды и углеродного горючего не стали препятствием развития человечества.

Стратегическое ядерное оружие покончило с войной, так как научным работникам удалось убедить политиков в его самоубийственности. Но мир не стал «скучен». Вперёд вышли другие угрозы: террор, религиозная нетерпимость, непомерные амбиции, диктаторские режимы с их подавлением своих граждан и создаваемой нестабильностью вокруг. Тяга людей к личной свободе стала буквально всемирной. Им определённо недостаточно для счастья быть просто сытыми.

Сегодня мы имеем дело не столько с угрозой физиологической жизни огромных масс людей, сколько с угрозой жизни духовной. Основной опасностью стал террор, его другая грань и проявление – гибридная война, их прикрытием – обычное оружие и малые ядерные заряды, как основа шантажа. Террор и гибридная война нарушили привычное разделение фронта и тыла, как места пусть относительной, но безопасности. И террор, и гибридная война сеют страх и ломают человека изнутри, подавляя его волю к сопротивлению. Они – оружие тех, кто в новом технологическом и коммуникационном мире 21-го века не нашли достойного места. Что ж, чувство неполноценности и ущербности – отличный питатель агрессии и злобы. Это легче всего увидеть из Израиля, особенно когда, как и сегодня, он находится под огнём террористов. Это ох как не мало – получить примерно 1000 ракет, в основном за одни сутки.

Появились мощные террористические организации, подобные государствам по силе, но без привычных границ и официальных, международно-признанных структур. Некоторые государства по сути своей просто стали террористическими. Мощь террора иллюстрирует подрыв башен «Близнецов» в Нью Йорке в 2001. Ядерный шантаж, развитые методы дестабилизация противника, подрыв его могущества изнутри – этот государственный, дестабилизирующий жизнь противника террор достиг уровня, ранее не существовавшего.

Главной проблемой стало ослабление моральных ориентиров отдельных, даже видных людей и общественных деятелей. Что особо беспокоило Гранина, так это превращение корысти в один из основных, чуть ли не единственный мотив поведения. Сейчас иногда кажется, что мир просто сошёл с ума, в первую очередь его руководящая и интеллектуальная части, несмотря на прогресс науки и технологии, огромное улучшение качества жизни.

Прошлые диктатуры или авторитарные режимы своих, даже потенциальных, противников, как правило, убивали. Но оказалось, что это чрезмерно, поскольку эти противники в основной массе сравнительно просто скупаемы, и за вполне умеренную цену обращаются в обслугу «кормящей руки». В результате, корысть заменила высокие принципы. Наблюдать это исчезновение моральных ориентиров, эталонов достойного поведения крайне тревожно, поскольку уход их чреват огромными потерями, и разрушает сами устои существования достойного человеческого общества.

Накопилась удивительное количество злобы, неприятия людей друг к другу. Обычное сострадание, взаимопомощь нередко сменяются вспышками лютой, хочется сказать, первобытной ненависти и злобы во взаимоотношениях народов. Кажется подчас, будто смутное, скрываемое глубоко в душе общественное «Оно», если и не подменяет полностью почти эфемерное «Супер-Я», но всё свободнее вырывается наружу.

Впервые за множество лет всё человечество столкнулось с угрозой, раной которой не было уже столетие – со времён «Испанки». Пандемия коронавируса погубила миллионы людей и показала, сколь уязвимо современное человечество по отношению к такой атаке со стороны природы.

Насколько знаю, выступление Сахарова на Пагуошской конференции было его первым устным и личным обращением к зарубежной аудитории. Он был приглашён выступить во многом благодаря усилиями академика В. Гольданского, видного участника этого движения. Не всесильного, однако, даже в его рамках. Почувствовал это на себе, когда обратился к Гольданскому и С. Капице, тоже активному члену Пагуошского движения, в 2001 с просьбой о поддержке Израиля в его войне с террористами. Оба моих собеседника идею полностью поддержали, но не смогли изменить антиизраильского настроя Совета Пагуошского движения. В этом смысле Пагуошское движение не изменилось с тех пор, только влияние потеряло. Так, своим заявлением в конце декабря 2020 оно осудило выход США из ядерного соглашения 5+1 с Ираном, которое Израиль обоснованно считает опасным для своего существования. Примечательно, что названный «Пагуошская записка о ядерном соглашении с Ираном, и безопасности на Ближнем Востоке», этот документ даже не упоминает Израиль, хотя «Палестина» там есть!

С сожалением вспоминаю, что антиизраильскую позицию в то время, в 2001, занял и ряд членов международного сахаровского комитета. Но Е. Боннэр была твёрдо и последовательно на стороне правого дела Израиля, как и ряд других членов комитета, что воплотилось в ряде статей, заявлений, писем солидарности. С благодарностью вспоминаю присланную ею подборку высказываний Сахарова в поддержку Израиля.

***

Закончу эту затянувшуюся заметку словами из последнего интервью Гранина:

«Я уезжаю на дачу к себе, хожу в лес, слышу, как птицы поют, падает снег, вижу, что каждая снежинка устроена как кристалл, и каждый кристалл отличается от другого. Это же все чудеса нашей жизни. Не хочется хвалить нашу жизнь, в ней много темного. Но прежде, чем ругать темноту, надо зажечь свою свечку».

По-моему, это каждый может сделать, хотя, конечно, свечи неизбежно будут разного размера. Но вместе эти свечи способны мрак и темноту рассеять. Надо только не лениться и не слишком бояться. Главное, что роднит ушедших от нас в мир иной и А. Сахарова, и Д. Гранина, это, пожалуй, то, что каждый из них, пусть и по-своему, зажёг свечу для своего народа, да и для всего человечества.

Благодарю Марину Даниловну Чернышеву-Гранину за присылку текста А. Д. Сахарова и фотографий 1, 3, 4, равно как и за просьбу прокомментировать текст, что стало побудительным мотивом для написания данной заметки.

12.04.21

Иерусалим

ПС. https://club.berkovich-zametki.com/?p=62471#respond

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков