Недельная глава Торы «ВАЕРА»

Содержание разделa

Б-г открылся Аврааму на третий день после обрезания, когда, несмотря на зной и боль, праотец ждал гостей у своего шатра. Увидев трех ангелов в обличье странников, он принял их с почетом и щедро угостил. Один из гостей сообщил ему, что через год его 90-летняя жена Сара родит сына. Затем ангелы отправились уничтожить порочный город Сдом. Авраам просит Б-га пощадить город, если в нем найдутся хотя бы 50 праведников. Эта цифра была постепенно снижена, но даже десяти хороших людей там не оказалось, и приговор остался в силе. Прежде чем Б-г обрушил на Сдом и окрестности серный и огненный дождь, ангелы увели из города Лота, его жену и двух дочерей. Вопреки запрету, жена Лота оглянулась во время бегства и превратилась в соляной столб. Дочери Лота подумали, что в результате катаклизма на земле не осталось людей. Стремясь продлить род человеческий, они по очереди переспали с Лотом, напоив его вином. В результате у них родились сыновья Моав и Аммон, основатели двух народов. Тем временем Авраам поселился в области Герар. Местный правитель Авимелех похитил Сару, но вскоре вернул ее по требованию Б-га. Вскоре, в точном соответствии с обещанием Творца, у Сары и Авраама родился сын Ицхак. Отец сделал ему обрезание на восьмой день, как велел Б-г, а в день отлучения Ицхака от материнской груди устроил большой пир. Сара потребовала изгнать из дома Агарь и ее сына Ишмаэля, боясь их пагубного влияния на Ицхака. После некоторого колебания Авраам выполнил это требование. В пустыне Ишмаэль едва не умер от жажды, но был спасен ангелом и получил обещание, что от него произойдет великий народ. Видя, что Авраам пользуется защитой Б-га, Авимелех заключил с ним союз. В ходе десятого по счету испытания Б-г велел Аврааму принести в жертву Ицхака на месте будущего Храма. Авраам был готов выполнить это указание, но в последний момент ангел остановил занесенный над Ицхаком нож. В награду за беззаветную преданность Творцу Авраам получил «великое благословение» для своих потомков. В конце раздела приведена родословная семьи Авраама до рождения Ривки, будущей  жены Ицхака.


Абрамы держат небо на каменных плечах

“И открылся ему (Аврааму) Б-г в Элоней-Мамре, когда он сидел у входа в шатер знойным полднем” (18:1).

Что такое человек? Песчинка в огромном мире. Что его жизнь? Мгновение в вечности. Так, по крайней мере, мы склонны думать о себе. При жизни ты незаметен, а умрешь – никто и не вспомнит. 

На самом деле, каждый из нас способен нести целые миры на своих плечах. Вы, наверное, сразу представили себе Атланта из греческой мифологии, подпирающего телом небесный свод. Но речь не о нем.

“И открылся ему Б-г… когда он сидел у входа в шатер…”.

РАШИ комментирует: когда Б-г явился к Аврааму, тот хотел встать, но Всевышний сказал ему: “Ты сиди, а Я буду стоять, и это будет знаком для твоих потомков, ибо в будущем Я буду стоять в собрании судей, а они будут сидеть, как сказано в Книги Псалмов (“Теилим”): “Б-г стоит в общине Б-жьей, среди судей судит Он” (82:1).

Когда начальник вызывает вас “на ковер”, вы стоите, а он сидит. Когда вы, промаявшись в душной очереди, входите, наконец, в кабинет директора отделения банка, чтобы попросить его о продлении срока выплаты ссуды, он сидит – вы стоите. Когда вы приходите за визой в иностранное консульство, чиновник сидит, а вы стоите. Так устроен мир: стоящий зависит от сидящего. 

Почувствовав присутствие Б-га, Начальника всех начальников, Авраам хотел встать, хотя предпочел бы сидеть: он был слаб на третий день после обрезания, ему было больно и жарко, да и возраст, как-никак – 99 лет, сказывался. Но Б-г сказал ему, что субординация отменяется: “Ты сиди, а Я постою. В том смысле, что ты нужен Мне, а не Я тебе. Я завишу от тебя”.

Но как может Б-г “зависеть” от простого смертного, даже если это Авраам, величайший титан духа? В молитве мы говорим: “Тну оз ле-Элоким”, дайте силу Б-гу. Что значат эти слова? Можем ли мы дать силу Творцу вселенной? Нуждается ли Он в ней?

Да, нуждается. Таково желание самого Б-га. Он хочет, чтобы верхние миры и вообще вся вселенная опирались на нижние миры и зависели от них. 

Всевышний, как чуткий дирижер оркестра, управляет вселенной в точном соответствии с нашими действиями – с каждой выполненной заповедью, каждым добрым поступком, каждой произнесенной молитвой. И наоборот, одно злое слово, одна даже маленькая нечестность могут вызвать закупорку сосуда в тончайшей и густо разветвленной кровеносной системе духовного пространства, нарушить гармонию высших миров. 

Когда еврейский религиозный суд выносит галахическое постановление, Б-г беспрекословно принимает это земное решение. Он, как законопослушный гражданин, стоя выслушивает приговор земных судей: “Б-г стоит… среди судей…”. 

Человек – это звучит не только гордо, но и ответственно. Не так-то просто держать на плечах небесный свод.

Командиры впереди

“И открылся Г-сподь ему (Аврааму) в Элоней-Мамре…” (18:1).

Руководить армией можно по-разному. Можно замуроваться в железобетонном бункере, расположенном на тридцатиметровой глубине и в семидесяти километрах от линии фронта, и оттуда отдавать приказы через адъютантов, а можно самому вести в бой своих солдат, как легендарный Чапай – впереди, на лихом коне.

Когда Б-г велел Аврааму обрезать всех мужчин в своем доме, тот оправился с вопросом к своим друзьям Анеру и Эшколу: как поступить с теми, кто не захочет обрезаться? Анер и Эшкол не знали что ответить, и Авраам пошел к третьему, своему самому верному другу Мамре, который дал ему простой, но очень дельный совет: “Вначале сделай обрезание себе и своему сыну Ишмаэлю, и тогда они согласятся последовать вашему примеру”.

Авраам так и поступил. В конце прошлого раздела “Лех леха” сказано: “В тот самый день обрезались Авраам и сын его Ишмаэль. И все его домочадцы… обрезались вместе с ним” (17:26-27). Именно в таком порядке: вначале Авраам с сыном, затем – все остальные.

Совет Мамре кажется, на первый взгляд, сомнительным. Не лучше ли было Аврааму сохранить силы и обрезаться последним? Так ему было бы легче убеждать других мужчин своего дома, готовить их к важному обряду. Ведь основатель еврейского народа обладал уникальной способностью воздействовать словом на людей. Именно благодаря своему дару убеждения и красноречию он сумел привлечь под крылья Шехины тысячи язычников. Все они пришли к вере в единого невидимого Б-га именно благодаря умению Авраама открывать правду, убеждать людей неопровержимыми аргументами. 

И все же, какими бы убедительными ни были слова, поступки действуют еще эффективнее. Об этом хорошо знали большевистские пропагандисты, придумавшие легенду о бревне и Ленине на субботнике.

Достойное поведение религиозного человека, его по-настоящему красивые поступки влияют на окружающих гораздо сильнее, чем десятки лекций о правоте Торы и пользе соблюдения заповедей. Личный пример действеннее любых интеллектуальных доводов, какими бы неотразимыми они ни были. Если ты хочешь, чтобы люди шли за тобой, надо идти впереди них, вести их в бой по-чапаевски. 

Шатер в пустыне

“И открылся Г-сподь ему (Аврааму) в Элоней-Мамре, когда он сидел у входа в шатер знойным полднем” (18:1).

На тему гостеприимства Авраама есть красивый мидраш. Когда Авраам поставил свой шатер, по всей округе распространилась весть, что какой-то добрый человек открыл бесплатный постоялый двор в пустыне, что он предоставляет ночлег всем желающим и кормит их до отвала. В Элоней-Мамре потянулись странники. 

Угостив первую группу гостей, Авраам сказал им: “А теперь скажите благословение на съеденные вами блюда. Повторяйте за мной: “Благословен Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка вселенной, щедро накормивший нас!”

“Какое еще благословение? – недовольно возразили гости. – Кто такой Владыка вселенной? Никакого владыки мы не знаем”.

“Что ж, – сказал Авраам, – если вы не хотите поблагодарить Б-га, мне придется предъявить вам счет за съеденный обед. Уж не взыщите, господа”.

“Сколько мы должны заплатить?”

“Бутылка вина – десять золотых монет, жареная баранина – десять золотых монет и каравай хлеба – тоже десять золотых…”.

“Что?! Целое состояние за обед?! Но ведь это нечестно!”

“Нечестно, говорите. Тогда сами решите, сколько может стоить ресторанный обед посреди безводной пустыни. Где еще вы найдете вино и мясо среди голых скал и безжизненных песков?”

Гости были вынуждены согласиться с Авраамом: “Ладно. Так какого Владыку мы должны поблагодарить? “Благословен Ты…” – как там дальше?”.

Затем в этом мидраше сказано, что своими наставлениями и гостеприимством Авраам приблизил к Б-гу тысячи людей.

Но позвольте, вся эта история отнюдь не вдохновляет. О каком приближении можно говорить? Скорее речь идет о религиозном принуждении. Авраам просто заманивал людей в ловушку, пользуясь их безвыходным положением и тем, что он монопольно владел единственным оазисом в пустыне. Его гости предпочли пробубнить несколько ничего не значащих для них слов, нежели платить бешеные деньги за обед. Разве не так?

Нет, не так. Напоминая гостям о том, как дефицитны еда и напитки в пустыне, Авраам вовсе не хотел шантажировать их, навязывать им веру в Б-га (да и как навяжешь веру?). Он приглашал их пофилософствовать, подталкивал их к размышлениям о чуде земного существования. В конце концов, весь мир – это пустыня. Если бы не было дождя и плодородной почвы, не было бы и жизни. Взгляните, хлеб растет из земли, из грязи. Разве это не чудо?!

Авраам побуждал своих гостей задуматься об основах бытия и об Источнике всех благ. Он открывал им глаза на тот неоспоримый факт, что весь мир – это не больше, чем открытый на все четыре стороны шатер в космической пустыне, дающий нам укрытие и пищу только по милости Творца вселенной.

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков