Недельная глава Торы «ВАИШЛАХ»

Содержание разделa

Вернувшись в Эрец-Исраэль после 20-летнего отсутствия, Яаков узнает, что ему идет навстречу его брат Эсав с вооруженным отрядом. Яаков принимает меры для отражения угрозы: делит своих людей и скот на два лагеря, молит Б-га о помощи и шлет миротворческие подарки Эсаву. В ту же ночь Яаков остается один и борется с ангелом-хранителем Эсава. Победа за Яаковом, но у него повреждено бедро. С тех пор евреям запрещено есть седалищный нерв кошерных животных. Яаков получает от ангела второе имя – Исраэль. Очная встреча Яакова и Эсава заканчивается мирно, и они расстаются. В следующем эпизоде Шхем, сын ханаанского племенного вождя, похищает и насилует Дину, дочь Яакова, а затем, желая взять девушку в жены, предлагает породниться с ее семьей. Сыновья Яакова делают вид, что согласны, но ставят условие: Шхем и все мужчины его племени должны сделать себе обрезание. Условие принято. На третий день братья Дины Шимон и Леви врываются в город и убивают все мужское население. Яаков, боясь мести, осуждает эту карательную акцию. Б-г велит ему отправиться в Бейт-Эль и поставить там жертвенник. После смерти Дворы, кормилицы Ривки, Б-г является Яакову, благословляет его и меняет его имя на Исраэль. По пути в Эфрат Рахель рожает Биньямина, двенадцатого сына Яакова, и тут же умирает. Ее хоронят у дороги в Бейт-Лехем, и Яаков ставит памятник на могиле жены. Ицхак умирает в возрасте 180 лет. Яаков и Эсав хоронят отца в семейной усыпальнице в Хевроне. В конце раздела детально перечисляются ближайшие потомки Эсава.


Низкий вам поклон

“И подошли служанки – они и их дети, – и поклонились (“ва-тиштахавейна” – множественное число, женский род). И подошли также Лея и дети ее, и поклонились (“ва-иштахаву” – множественное число, мужской род)” (33:6-7). 

Почему, когда Эсаву кланялись служанки Бильга и Зильпа с их детьми, рожденными от Яакова, употребляется глагол женского рода, а применительно к Лее и ее детям – глагол мужского рода?

РОШ (рабби Ашер бен Йехиэль, 13-14 в.в., Германия и Испания) дает такое объяснение. Сыновья служанок – будущие основатели колен Израиля, занимали более высокое положение, чем их матери, поскольку они были свободными людьми, а Бильга и Зильпа оставались рабынями. Поэтому они не последовали примеру своих матерей, не поклонились Эсаву – не хотели унижаться. Тора намекает на это отличие женской формой глагола “поклонились” – кланялись Эсаву только матери.

Зато дети Леи, не имевшие никакого превосходства над своей матерью (Лея была свободным человеком и одной из четырех праматерей еврейского народа), поклонились вместе с ней, на что и указывает мужской род “ва-иштахаву” (в иврите глагол может употребляться в мужском роде множественного числа, когда речь идет о смешанной группе людей, состоящей из мужчин и женщин).

Это вполне убедительное, на первый взгляд, толкование опровергается комментарием “Таргум шени“. Герой событий Пурима Мордехай, сказано в этом комментарии, отказался кланяться царедворцу Аману, потому что его предок Биньямин не поклонился Эсаву, предтече Амана, и вообще никому и никогда не кланялся кроме Б-га. Логика очевидна. Биньямин был самым младшим из сыновей Яакова. Он родился уже после встречи с Эсавом и поэтому был избавлен от необходимости кланяться ему. Получается, что все другие сыновья кланялись, без всяких исключений.

Но как тогда объяснить разную форму глагола “поклонились”? 

Дети служанок последовали примеру матерей и поклонились Эсаву вслед за ними. Желая подчеркнуть эту зависимость, Тора употребляет женскую форму множественного числа (вместо более правильной мужской формы). В случае с Леей женский род в слове “поклонились” не подходит, поскольку Лея была одна в этой группе из шести сыновей. Ее дочь Дину Яаков предусмотрительно спрятал от глаз Эсава. 

Другое объяснение. Некоторые сыновья Леи уже достигли совершеннолетия, возраста бар-мицва. Поэтому Тора употребляет форму мужского рода множественного числа, нормативную для смешанной группы, состоявшей из матери и ее взрослых сыновей. 

В то же время сыновья служанок были моложе 13 лет, поэтому род глагола “поклонились” ориентирован на их матерей.

По высшей ставке

“Потому-то и не едят сыны Израиля седалищного нерва до сегодняшнего дня – ибо поразил тот (ангел) седалищный нерв Яакова” (32:33).

Представьте себе, что вы букмекер. Для непосвященных: букмекер – это тот, кто принимает денежные ставки при игре в тотализатор, например, на скачках. 

Вам предложили определить шансы выживания одного маленького народа с Ближнего Востока, изгнанного со своей земли, потерявшего государственность и рассеянного по всему миру. Сколько лет вы дадите ему на существование? Сто? Максимум пятьсот? 

Теперь усложним задачу. Этот народ не только рассеян, но и подвергается жесточайшим преследованиям, погромам и насильственной ассимиляции. Его отвергают и ненавидят почти во всех странах, где он живет на правах нацменьшинства – не в последнюю очередь потому, что лучшие его представители, несмотря на дискриминацию, обладают финансовым могуществом и благодаря таланту и трудолюбию преуспевают во всех областях общественной жизни.

Так сколько шансов вы дадите ему на выживание? Близко к нулю? И все-таки, сей народ существует уже две тысячи лет, и не где-то на обочине истории, а в самом центре ее бурлящего потока. Исчезать он, судя по всему, не собирается. 

Когда Б-г призвал Моше и велел ему вывести евреев из египетского рабства, Он разговаривал из горящего куста. Этот куст положил начало цепи грандиозных событий, включая Исход и дарование Торы у горы Синай, в результате которых евреи стали избранным народом, нацией священников. Сущность любого явления заложена в его начале, каким бы малозначительным это начало ни казалось – подобно тому, как гигантский дуб вырастает из крошечного желудя. 

Куст, из которого говорил Б-г, горел, но не сгорал. Так и еврейский народ горел во всех мировых пожарах, на кострах инквизиции и в нацистских крематориях, но так и не превратился в дым. 

“И остался Яаков один, и боролся с ним кто-то до утренней зари” (32:25).

Яаков боролся в одиночку с бестелесным, духовным существом, которого принял за человека. Это существо – ангел-хранитель Эсава. Их борьба стала прелюдией к многовековой конфронтации между потомками Яакова и Эсава. Эсав пытается уничтожить Яакова, а Яаков борется за свое выживание.

В основе заповеди, которая запрещает есть седалищный нерв, скрыто обещание, что, несмотря на все погромы и преследования, вопреки всем трагедиям и превратностям судьбы, еврейский народ не погибнет. Заповедь “гид а-наше” служит постоянным напоминанием, что хотя “тело” Яакова постоянно страдает, его дух силен и по-прежнему молод, как в эпоху патриархов. Эта заповедь призывает нас, потомков Яакова, быть твердыми в нашей вере и верными своей судьбе, как бы тяжело нам ни приходилось среди детей Эсава и Ишмаэля.

“И засияло ему солнце, когда он проходил Пнуэль, припадая на одну ногу” (32:32).

Да, Эсав нанес нам травму. Из-за нее мы “хромаем” во всех поколениях. Но он не может уничтожить нас. В конце концов, целительные лучи восходящего солнца вылечат Яакова от хромоты, как уже произошло однажды три с половиной тысячи лет назад.

Козлятушки-ребятушки

“Вот что скажите господину моему Эсаву: “…С Лаваном я жил и задержался доныне. И обзавелся я быком, и ослом, козой и овцой, рабом и рабыней…” (32:5-6).

Обычно в таких перечислениях начинают с мелкого рогатого скота и кончают крупным скотом. “Почему Яаков изменил порядок, поставил коз и овец на последнее место?” – спрашивает рабейну Бахья (Испания, 13-14 в.в.). И сам же отвечает: Яаков “спрятал” их за быками и ослами, дал им “низкий профиль”, чтобы не раздражать брата, не напоминать ему о похищенном отцовском благословении, добытом с помощью кушанья из козлятины и козлиных шкурок, которыми он покрыл свою шею и руки, чтобы выдать себя за Эсава. Яаков боялся его гнева и готов был прибегнуть к любым ухищрениям, чтобы умилостивить брата, не раздражать его. (Заметим в скобках, что слово “цон“, употребляемое в Торе, обозначает мелкий скот, отару, и распространяется на овец и коз.)

Но почему тогда после возвращения своих посланцев Яаков вернул мелкий скот на первое место, как сказано в Торе: “И разделил он народ, который с ним, и коз, и овец, быков и коров, верблюдов на две части” (32:8)? Затем, в стихе 15-м, козы снова упоминаются первыми. 

Рабейну Бахья так объясняет это расхождение. Все дело в молитве. До того, как Яаков молил Б-га избавить его от “руки Эсава”, он действительно боялся выставлять коз, чтобы не гневить брата. Но после молитвы ситуация изменилась. Излив свои чувства Всевышнему и получив от Него духовную поддержку, Яаков перестал бояться.

Более того, он нарочно выставил вперед коз, чтобы напомнить Эсаву, как он ловко обвел его вокруг пальца, получив благословение у слепого Ицхака благодаря двум козлятам, и Эсав был бессилен что-либо изменить.

Рабейну Бахья приводит еще одну причину, объясняющую различие в порядке перечисления животных. В “Мидраш танхума” сказано, что вначале Яаков нарочно поставил на первое место быков. Бык – это символ его любимого сына Йосефа, потомкам которого суждено стать могильщиками Эсава. Яаков как будто хотел сказать грозно приближавшемуся брату: “Берегись, со мной идет Йосеф. Он еще мал, но со временем он даст тебе достойный отпор и разгромит тебя”.

“Кадима!”

“Впереди он поставил служанок с их детьми, за ними – Лею с ее детьми, а Рахель с Йосефом – последними” (33:2).

Стратегия Яакова при встрече с Эсавом предельно ясна: самое ценное – любимую жену Рахель и ее сына, красавца и умницу Йосефа он спрятал за служанками и Леей. Но у мудрецов есть еще одно толкование этому стиху. Судьба еврейского народа складывается, как известно, в соответствии с изречением: “Деяния отцов – знак для сыновей”. Перед приходом Машиаха (а именно в эту эпоху мы с вами живем) во главе евреев встанет эрев-рав – всякий сброд, населяющий Святую землю. Следующую ступеньку социальной лестницы займут простые евреи, а мудрецы и подвижники Торы окажутся на задворках.

5784 (2023 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков