Недельная глава Торы «ВАЕШЕВ»

Содержание разделa

Яаков поселяется в Ханаане. Его любимый сын Йосеф, которому он в знак особого расположения дарит разноцветную полосатую рубашку из тонкой шерсти, доносит отцу о плохом поведении братьев. Братья ненавидят Йосефа, особенно после того, как он пересказывает им два своих пророческих сна, в одном из которых их снопы кланяются его снопу, а в другом перед ним склоняются солнце, луна (отец с умершей матерью) и одиннадцать звезд (братья). Заподозрив Йосефа в стремлении узурпировать духовную миссию семьи, сыновья Яакова замышляют убить его. Но когда Йосеф приходит к ним на пастбище в Шхем, братья отказываются от прямого убийства и продают юношу в рабство купцам, проходящим с караваном. Затем они показывают Яакову рубашку Йосефа, смоченную кровью зарезанного козленка, и убеждают отца, что его младшего сына растерзал дикий зверь. Яаков безутешен. Оказавшись в Египте, Йосеф становится собственностью Потифара, начальника царской стражи. Здесь Тора прерывает рассказ, чтобы поведать о судьбе Иегуды и его семьи. Старшего сына Иегуды Эра постигает смерть за то, что он хотел предотвратить беременность своей жены Тамар. На ней женится левиратным браком брат Эра Онан, но и он умирает за тот же грех. Тем временем умирает жена Иегуды; он остается вдовцом, и Тамар решает обманным путем забеременеть от него, поскольку он не дал ей в мужья своего младшего сына Шелу, а ей было известно, что от Иегуды произойдет династия еврейских царей. Замысел удался: Тамар рожает близнецов. Тем временем Йосеф становится управляющим в доме Потифара. Жена хозяина домогается любви красивого раба и, разгневанная отказом, ложно обвиняет его в попытке изнасилования. Йосефа бросают в тюрьму. Там он удачно толкует сны двух царедворцев, попавших в немилость к фараону. Предсказания Йосефа в точности исполняются: начальник виночерпиев реабилитирован, а начальника пекарей казнят. При выходе на свободу главный виночерпий обещает ходатайствовать за Йосефа во дворце, но забывает о нем.


Свет правды

«…И продали Йосефа ишмаэльтянам за двадцать сребреников…» (37:28).

Продажа Йосефа открыла путь к египетскому рабству и последующему Исходу, но на более коротком историческом отрезке она стала для любимого сына Яакова первым шагом к вершине власти в Египте. Пример Йосефа дает нам идеальную модель взаимоотношений талантливого и энергичного «придворного» еврея с окружающим обществом. Еврейский вельможа способствует процветанию государства, где он возвысился. Его ценят, любят, осыпают всевозможными привилегиями. Но при этом, храня верность Б-гу и Торе, он никогда не забывает, Кому он обязан своими успехами и Кого он представляет.

Три тысячи лет назад Египет был самым гиблым местом с точки зрения морали, средоточием всевозможных пороков. Ни один уважающий себя еврейский родитель не захотел бы растить там детей. И, тем не менее, мы до сих пор, придя в пятницу вечером из синагоги, благословляем сыновей, уподобляя их Эфраиму и Менаше, двум сыновьям Йосефа, которые родились и выросли в Египте.

В этом году первую ханукальную свечу зажигают в четверг вечером перед шаббатом «Ваешев». У Хануки и шаббата есть одна общая особенность. Они являются свидетельством. Отмечая шаббат, мы свидетельствует, что у нашего мира есть Творец, создавший из ничего каждую его частицу. Это свидетельство опровергает утверждение греческих философов, что мир существовал всегда. Ведь если у мира не было начала, значит, в нем не может быть ничего абсолютного. Все относительно. Добро и зло теряют определенность в вечном и неизменном мире, где нет места Б-гу. Если убрать Б-га из мира, то все явления в нем могут быть только «лучше» или «хуже» в разной степени. Оценка диктуется лишь прагматическими соображениями или эмоциями. Все относительно, релятивно. Без Б-га нет абсолютного добра и абсолютного зла, и, следовательно, любое добро можно дискредитировать, а зло прославить.

Символ Хануки – кувшинчик с ритуально чистым оливковым маслом, спрятанный во внутренних покоях Храма. Ханука – это праздник света, чистейшего света, излучаемого нашей святой Торой. Ханука свидетельствует о том, что абсолютная правда существует – и не в абстрактных умозаключениях мыслителей, а, вполне конкретно, в реалиях окружающего мира. 

Правда уникальна, но при этом вполне доступна. Уникальна – потому что она существует только в Торе, а не в Коране, «Новом Завете» или «Манифесте Коммунистической партии». 

К сожалению, в наше время еврей ищет духовность где угодно, но не в Торе. Это не упрек, а констатация факта. Ибо в нашу эпоху все святое и чистое скрыто от нас. Зато все противоположное Торе настойчиво лезет в глаза и уши.

И все же правду тоже можно разглядеть, если очень постараться. Ее жемчужины спрятаны под толстым слоем будничной нечистоты. 

Абсолютная правда всегда с нами. Она была видна всем на заре Творения и затем существовала в виде «скрытого света». Теперь в ее лучах могут блаженствовать только праведники, перешедшие в Мир иной. Тот же самый свет мерцает и в таинственных огнях Хануки. Но, главное, он светит нам из глубин Торы.

В стране благоуханного лотоса

«…Вот караван ишмаэльтян идет из Гилада, и верблюды их несут пряности, бальзам и ароматную смолу; идут они, спускаясь в Египет» (37:25).

Мы живем в эпоху несравненного процветания. Во всей многовековой истории еврейского рассеяния вряд ли найдется период, который мог бы сравниться с нынешними годами богатства и стабильности. Процветание – вещь, конечно, приятная, но оно приводит к тому, что многие из нас забывают о продолжающемся изгнании.

Стремясь избавиться от Йосефа, браться бросили его в яму, кишевшую змеями и скорпионами. Йосеф чудесным образом уцелел, и тогда они продали его проходившему каравану ишмаэльтян. Караван вез «пряности, бальзам и ароматную смолу». Но ведь историки утверждают, что в ту давнюю эпоху арабские караваны перевозили, главным образом, керосин. (Как видим, нефтеторговля была излюбленным источником доходов для арабских племен еще в эпоху праотцов.)

У керосина, как известно, очень сильный и неприятный запах. Всевышний не хотел, чтобы Йосеф страдал от паров керосина во время многодневного путешествия в Египет. Поэтому Он послал ему караван с пряностями. Легче уходить на чужбину, вдыхая благовония.

Мы тоже, подобно Йосефу, путешествуем в галуте под приятные запахи «общества всеобщего благоденствия». Однако спасение еще не пришло к еврейскому народу, и свет в конце туннеля еще не различим. Живя в золоченой клетке, легко забыть о неволе.

Хотя Б-г облегчает гнет нашего изгнания, позволяя нам вдыхать сладкие запахи галутных специй, мы не должны воображать себе, будто дышим воздухом свободы. Надо помнить, что после приятного путешествия в благоуханном караване, Йосеф оказался на невольничьем рынке. 

Наша «неволя» напомнила о себе и сейчас – страшной резней, устроенной хамасовскими головорезами в веселый праздник Симхат-Тора.

Сын его старости

«И любил Исраэль Йосефа больше, чем всех других сыновей, потому что он был сыном его старости, и сделал ему разноцветную рубашку (из тонкой шерсти) (37:3).

Позвольте, но самым младшим сыном Яакова-Исраэля был не Йосеф, а Биньямин. Он был на восемь лет моложе и родился от той же матери, что и Йосеф: от Рахели, трагически умершей при родах. Следуя простой логике, можно предположить, что именно Биньямину надлежало быть «сыном старости» и ему причиталась особая рубашка. Почему же Яаков выделил именно Йосефа и игнорировал Биньямина?

Комментатор РОШ дает простое объяснение. Биньямин был еще ребенком в тот момент: ему исполнилось всего девять лет, и он не мог бережно обращаться с этой ценной рубашкой. Поэтому Яаков не стал выделять его среди других взрослых сыновей, и привилегированное звание «бен-зекуним» досталось Йосефу, который к тому же отличался выдающимися личными качествами.

Сколько стоил Йосеф?

«И продали (братья) Йосефа ишмаэльтянам за двадцать сребреников, и те отвели Йосефа в Египет» (37:28).

«И это все? – спрашивает РОШ (рабби Ашер бен Иехиэль). – Такой красавчик, как Йосеф, должен был стоить гораздо больше. Возможно, в Торе речь идет не о шекелях, а о какой-то другой, неведомой нам и гораздо более дорогой серебряной валюте».

Возможно также, что Йосеф просто очень плохо выглядел в момент продажи. Ведь его бросили в яму, которая, как объясняет РАШИ, кишела змеями и скорпионами. Перед купцами-ишмаэльтянами предстал бледный, грязный и насмерть перепуганный юноша, и они оценили его очень низко.
В сборнике комментариев «Даат-зкеним» предлагается еще одна версия: ишмаэльтяне заплатили каждому из десяти братьев, участвовавших в продаже Йосефа, по двадцать сребреников, всего – двести шекелей наличными. Получается совсем не маленькая сумма.

5784 (2023 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков