Недельная глава Торы «ВАИГАШ»

Содержание разделa

Иегуда самоотверженно пытается спасти от рабства Биньямина, ложно обвиненного в краже. Убедившись, что братья раскаялись, что это уже не те люди, которые хотели убить его и продали в неволю, Йосеф срывает маску: «Я – Йосеф!» Братья потрясены и пристыжены, но Йосеф успокаивает их, говорит, что все происшедшее было частью Б-жественного плана. Он предлагает им забрать отца и перебраться на время голода в плодородную египетскую провинцию Гошен. Получив счастливую весть, Яаков «спускается» вместе с семьей в Египет. По дороге он приносит жертвы Б-гу и узнает от Него, что, находясь в Египте, сыны Израиля станут великим народом. Тора перечисляет всех членов семьи Яакова: в Египет уходят 70 человек. После 22-летней разлуки Йосеф воссоединяется с отцом. Он доставляет семью в Гошен и приводит отца и пятерых братьев на аудиенцию к фараону, предварительно посоветовав им назваться скотоводами, представителями самой непрестижной и дефицитной профессии в Египте. Йосеф принимает ряд мудрых мер по укреплению египетского государства. Сыны Израиля основательно устраиваются на новом месте, их численность растет.


Встреча двух миров

“И подошел Иегуда к нему…” (44:18).

Два мира: Иегуда и Йосеф. Открытый мир и мир сокрытия. Иегуда – основатель царской династии; он олицетворяет величие Израиля, открытое для всех.

Йосеф – это скрытое величие Израиля. Йосеф узнает братьев, а они его – нет. Он – незаметная искра, тлеющая в изгнании, во всех “египтах” нашей истории. Эта искра никогда не гаснет. Она воплощает собой вечный огонь еврейского выживания. Снаружи Йосеф выглядел нееврейским правителем, но в его душе продолжала гореть искра еврейства. 

Так было с Йосефами всех эпох. В их сердцах всегда были запечатлены буквы святого языка, даже если они не знали алеф-бейт. Их души согревала неистребимая святость, даже если они находились в духовной бездне враждебного мира.

Иегуда подходит к Йосефу. Открытое величие встречается с величием сокрытым. Йосеф похож на воды глубокого источника: тихие и незаметные, надежно спрятанные под большим валуном на устье. А Иегуда – это ведро, спущенное на веревке в прохладную глубину источника, чтобы зачерпнуть этой тихой и чистой воды. Чтобы раскрыть миру Йосефа.

“И подошел Иегуда к Йосефу…”. Так произошла встреча двух миров, предвосхитившая конечное спасение. Йосеф плакал, когда воссоединился с братьями. Когда мы плачем об Израиле, когда мы плачем обо всех наших братьях, остающихся пока в “египте”, когда мы, плача, вспоминаем все пережитое зло и ненависть, надо помнить, что, подобно Йосефу, раскрывшемуся перед братьями в слезах, полное и конечное освобождение придет к нам тоже в слезах. Именно тогда Машиах, потомок царя Давида из колена Иегуды, соберет нас с четырех концов земли и воцарится над нами во всем своем ярком, непобедимом величии, с высоко поднятой головой.

Знак судьбы

«И дал им (братьям) Йосеф повозки по приказанию фараона (45:21)… И пересказали они ему (Яакову) все слова Йосефа, которые он говорил им; и когда увидел он повозки (а-агалот), которые прислал Йосеф, чтобы везти его, то Яаков, отец их, воспрянул духом» (45:27).

Раши объясняет, что Йосеф передал отцу через братьев знак, подтверждающий радостную весть о том, что он жив-здоров и весьма преуспел на чужбине. Он напомнил Яакову последнюю тему, которую они обсуждали во время совместного изучения Торы: перед самым расставанием отец и сын говорили о телице, которой разбивали голову (эгла аруфа), чтобы искупить смерть человека, труп которого был найден в «ничейном» месте («Дварим», 21:4). Слово «а-агалот» означает как «повозки», так и «телицы». Вот почему сказано: «повозки, которые прислал Йосеф», хотя немного раньше мы читаем, что они были отправлены в Ханаан «по приказанию фараона».

Ссылаясь на этот комментарий Раши, рав Йосеф-Хаим Зонненфельд, духовный лидер иерусалимских евреев конца 19 – начала 20 века, приходит к выводу, что особо близкие отношения между Яаковом и Йосефом были скреплены их совместным изучением Торы. В том же духе мудрецы Талмуда объясняют странную на первый взгляд фразу из раздела «Ваешев»: «И послал (Яаков) его (Йосефа) из долины Хеврона». О какой долине идет речь? Ведь Хеврон расположен в горах Иудеи. Эти слова надо толковать не в географическом, а в духовном смысле, говорят мудрецы: Яаков отправил Йосефа в путь «из глубин Галахи», в разгар углубленных занятий Торой.

Другой комментатор Бааль а-Турим сообщает, что, когда Яаков и Йосеф пришли в Хеврон, Йосеф попросил отца вернуться домой. Однако Яаков отказался и пошел дальше с сыном, сославшись на стих из упомянутого закона «эгла аруфа». В этом стихе сказано, что, обнаружив мертвеца между двумя городами, старейшины возгласят: «Наши руки не проливали крови этой» (раздел «Шофтим», книга «Дварим»). 

Заявление старейшин кажется нелогичным. Кто же заподозрит уважаемых людей, руководителей общин в преднамеренном убийстве? Нет, дело в другом. Старейшины имели в виду, что не они отправили убитого в путь без сопровождения. Тот, кто сделал это, не только проявил черствость и равнодушие, но и оказался фактически соучастником убийства.

С этими словами и расстались отец с сыном. Теперь, спустя 22 года, когда Яаков увидел повозки, он вспомнил их последний разговор и поверил в свое невероятное счастье: Йосеф действительно жив, и они скоро увидятся. Так общая любовь к Торе стала символом их радостного воссоединения.

Комфортабельное рабство

Но тут возникает вопрос. Если Яаков настоял на скрупулезном соблюдении заповеди, требующей провожать одинокого путника, почему Йосеф оказался затем в таком тяжелом положении? Почему братьям удалось схватить Йосефа и продать его в рабство? Ведь, комментируя тот же стих из «Шофтим», мудрецы Талмуда заявили, что неизвестный убийца потому сумел расправиться над своей безымянной жертвой, что тот отправился в путь без сопровождения. Если бы с ним был еще кто-нибудь, он бы не погиб.

И все-таки, если внимательно проанализировать разделы «Ваешев» и «Микец», никакой проблемы с приведенным комментарием мудрецов Талмуда не возникает. Наоборот, судьба Йосефа убедительно подтверждает их правоту. Ведь братья Йосефа решили вначале казнить его. Речь идет не о спонтанном, а о продуманном судебном решении, принятым семейным бейт-дином. Йосеф был признан виновным в попытке узурпировать наследие праотцов, с помощью козней и наговоров отсечь братьев от фамильного древа, как были ранее отсечены Ишмаэль и Эсав. 

Однако приговор так и не был приведен в исполнение. Братья решили не убивать Йосефа, а продать в рабство, и с этой целью бросили его в яму с ядовитыми змеями и скорпионами (о наличии которых они, скорее всего, не знали). Но Б-г и на этот раз спас Йосефа от гибели. 

Рабство оказалось для него тоже на удивление комфортабельным. Йосеф не испытывал издевательств и унижений, как другие невольники. Его не отправили на тяжелые каторжные работы. Караван ишмаэлитов, перевозивший не керосин, как обычно, а «пряности, бальзам и ароматную смолу», быстро доставил Йосефа в Египет, где его купил влиятельный вельможа, который быстро оценил способности умного и красивого юноши и назначил его на почетную и ответственную должность домоправителя.

Даже попав в тюрьму (да не простую, а «царскую», где содержали привилегированных заключенных), Йосеф быстро добился «благоволения в глазах начальника темницы» и занял вскоре пост «распорядителя» или, если хотите, тюремного старосты. История его успеха достигла апогея в тот день, когда он был доставлен к фараону, удачно разгадал его таинственные сны и тут же стал премьер-министром империи с диктаторскими полномочиями. 

Короче, стакан оказался не пустым и даже не полупустым, а более чем наполовину полным. Рабство и изгнание с лихвой окупились для Йосефа головокружительным успехом. Братья хотели не допустить осуществления его амбициозной мечты, отразившейся в сновидениях с кланяющимися снопами и звездами, но добились прямо противоположного результата. Сами того не желая, они помогли ему вознестись на вершину успеха. В итоге отцовская защита из «долины Хеврона» сработала безотказно.

Сладкая горечь изгнания

«Я сойду с тобой в Египет, Я и выведу тебя обратно; и Йосеф закроет глаза твои» (46:4).

Перед уходом в Египет Яаков понял, что именно ему суждено начать исполнение пророчества, полученного его дедом Авраамом при заключении союза с Б-гом между частями рассеченных жертвенных животных – брит бейн а-бетарим

В том мистическом видении Всевышний сказал Аврааму: «Знать ты должен, что пришельцами будут потомки твои в чужой стране» («Берешит», 15:13). В этот момент Авраама охватили невыразимая тревога и священный трепет: «И вот: что-то ужасное, черное, огромное наваливается на него». 

Яаков наверняка чувствовал себя не лучше деда, когда Б-г велел ему «сойти в Египет». Вот почему Всевышний решил подсластить горечь изгнания, добавив к своему указанию: «…и Йосеф закроет глаза твои». Так ласковая мать закрывает глаза своему ребенку, чтобы он не видел страшного рычащего пса. 

Йосеф должен был стать опорой отцу «в чужой стране», доставлять ему радость, заботиться о его духовных и физических нуждах.

Это пророчество, с которым Яаков покинул Эрец-Исраэль, полностью сбылось. Последние 17 лет, проведенные в Египте, были, пожалуй, самыми радостными и безмятежными в его жизни. Именно Йосеф, его гордость и утешение, стоял у смертного ложа отца, «плакал над ним, и целовал его». Он же, Йосеф, закрыл глаза Яакова.

5784 (2023 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков