Недельная глава Торы «МИШПАТИМ»

Содержание разделa

Сразу после Десяти заповедей евреи получают у горы Синай свод законов, регулирующих поведение человека в обществе. 53 заповеди этого раздела охватывают следующие темы: отношение к еврейскому и нееврейскому рабу, обязанности мужа перед женой; наказания для тех, кто оскорбил своих родителей или поднял руку на них; уважение к еврейским судьям и руководителям нации; денежная ответственность за нанесение ущерба чужому имуществу; штраф и компенсация за воровство; ответственность “сторожа” за имущество, не возвращенное хозяину; право на самооборону при ограблении; запреты – на обольщение незамужней женщины, колдовство, скотоложство и принесение жертв идолам. Тора требует хорошо обращаться с прозелитами, вдовами и сиротами, избегать лжи; запрещает давать деньги в рост соплеменникам; ограничивает права заимодавца в конфискации залога; повелевает не задерживать храмовые жертвоприношения и освящать даже такие будничные действия, как еда; учит правильному ведению судебных дел; формулирует заповеди соблюдения шаббата и субботнего года; повелевает трижды в год – в Песах, Шавуот и Суккот – совершать паломничество в Храм; сообщает главный принцип кашрута: не смешивать мясные и молочные продукты. Б-г обещает привести евреев в Страну Израиля, помочь им в ее завоевании и изгнании местных язычников, гарантирует успехи и победы при условии соблюдения Его законов. Моше пишет Книгу Завета, скрепляет договор с Б-гом жертвоприношением и читает эту Книгу евреям. Народ обещает “сделать и услышать все, что сказал Б-г”. Моше уходит получать Тору на гору Синай, где пробудет 40 дней.


Закон и любовь

«И вот законы, которые ты положишь перед ними» (21:1).

Говорят, что пять великих евреев сформировали мировоззрение рода человеческого в разные эпохи. Пришел Моисей и сказал: «Закон – это все». Затем пришел Иисус и сказал: «Любовь – это все». После него пришел Маркс и сказал: «Капитал – это все». Ему на смену пришел Фрейд и сказал: «Секс – это все». И, наконец, пришел Эйнштейн и сказал своим предшественникам: «Друзья мои, это все относительно».

Забавный анекдот, не правда ли? Но если вдуматься, не совсем верный, особенно в той части, где речь идет об основателе христианства. Можно подумать, что все две тысячи лет его последователи только тем и занимались, что проповедовали любовь, и не было ни жестоких войн, ни рек невинной крови, ни костров инквизиции. 

Плюралистическое и гибкое христианство часто противопоставляют национально ограниченному иудаизму. Мол, евреи погрязли в мелочном, бессмысленном ритуале. Вся их жизнь предельно регламентирована с момента рождения и до похорон, с раннего утра до поздней ночи. Делай это и не делай то; это слишком поздно, а это слишком рано.

Христиане, конечно, могут считать себя провозвестниками всеобщей любви. Но их «любовь» убила больше евреев, чем коллективная неприязнь других религий и идеологий. Впрочем, даже самый убежденный неоязычник должен будет признать, что большая часть законов, на которых зиждется общество, заимствована у народа Книги. 

Права и обязанности, которые современный человек считает привычными и естественными, были грандиозной новацией три тысячи лет назад, когда евреи впервые предложили их вниманию других народов, погрязших в примитивном варварстве. 

Однако дар иудаизма человечеству далеко не ограничивается социальными рамками. Евреи принесли в мир не только идеи равенства и справедливости, уважительного отношения к женщинам и детям, к слабым и угнетенным. Евреи дали миру основополагающую идею, что само наше существование возлагает на каждого из нас важные обязанности.

Можете ли вы себе представить, чтобы в центре Иерусалима или Москвы прошла демонстрация под лозунгами: «Долой гравитацию! Наше неотъемлемое право – летать! Человек создан для полета!», или чтобы редакцию журнала «Юный натуралист» завалили письмами с требованием положить конец безудержному распространению бабочек и одуванчиков?

Ни одному бунтарю такое не придет в голову. Ведь законы природы самоочевидны и императивны. Они не подлежат обсуждению. Волга впадает в Каспийское море, а не наоборот, хоть ты тресни. Как поется в детской песенке В. Шаинского: «Дважды два – четыре, а не три и не пять. Это надо знать».

То же самое относится и к законам Торы. Они так же неотменимы, как и законы земного притяжения.

Почему же тогда многие евреи и неевреи высмеивают их и презирают? Во-первых, потому что законы Торы не столь демонстративно эмпиричны, как законы природы. Тот, кто накладывает тфиллин, не выглядит внешне более одухотворенной личностью, чем тот, кто этого не делает. И ни один анализ крови не покажет, как вредна еврейской душе некошерная еда.

Так уж сложилось, что всеобъемлющая христианская «любовь», которая все прощает и все разрешает, используется как противовес еврейской приверженности Закону.

Приобрети себе хозяина

“А если заявит раб: “Я люблю господина своего… не выйду я на свободу”, то пусть господин… подведет его к двери или к косяку, и проколет господин его ухо шилом. И раб останется служить ему навечно” (21:5, 6).

Итак, человека, добровольно остающегося в рабстве, клеймят, как скот. Но почему прокалывают именно ухо, точнее, мочку уха? РАШИ дает ответ словами известного мудреца периода разрушения Второго Храма рабби Йоханана бен Заккая: “Если человек, слышавший у Синая: “ибо Мне сыны Израиля, они – Мои рабы”, все же пошел и приобрел себе господина, его ухо должно быть проколото”.

Однако РОШ (рабби Ашер бен Иехиэль, 13-14 в.в., Германия, Испания) возражает: в таком случае ухо рабу надо проколоть в тот момент, когда он решил продаться в рабство (из-за бедности или в счет неуплаченных долгов), а не через шесть лет, когда он заявил о намерении продлить срок своей неволи.

Нет, все правильно, продолжает РОШ: когда “эвед-иври” (еврейский раб) впервые продался в рабство, он находился в тяжелой, безвыходной ситуации, поскольку был абсолютно беден. Тора учитывает это обстоятельство и не требует для него наказания, проявляет снисхождение. 

Но если шесть лет спустя, пробыв в “комфортабельном” рабстве у другого еврея (Тора обязывает хозяина обеспечивать все нужды еврейского раба и его семьи) и сохранив хотя бы часть денег, полученных от хозяина при заключении сделки о собственной продаже, он высказывает, тем не менее, желание стать пожизненным рабом – рабом человека, а не Б-га, ему нет прощения, и он становится клейменым рабом. 

“Навечно” – с ограниченным сроком

“И раб останется служить ему навечно” (21:6).

Впрочем, действительно ли “навечно”? Ведь в Торе всему есть свой срок. Даже “вечности”. “До йовеля“, – лаконично уточняет Раши, т.е., максимум на пятьдесят лет. 

В ТАНАХе есть еще одно место, где “навечно” употребляется в таком же значении. В Первой книге Шмуэля (1:22) Хана посвящает своего сына Шмуэля, будущего великого пророка, служению во временном Храме – Мишкане, находящемся в Шило: “А Хана… сказала мужу своему: “Когда выкормлен будет младенец, тогда отведу его, и явится он пред Г-сподом, и останется там навечно”. Шмуэль прожил пятьдесят два года. Если вычесть два года (в возрасте двух лет Хана отлучила его от груди и принесла в Мишкан, из которого он не выходил до самой смерти), то получатся те же пятьдесят лет – “вечный” срок, обещанный его матерью.

Лучше уж ударить

“И кто ударит отца своего или мать свою, предан будет смерти… И проклинающий отца своего или мать свою будет предан смерти” (21:15, 17).

В первом случае преступника наказывают удушением (“хенек“), наиболее “легкой” из четырех казней, назначаемых еврейским судом, а проклинающему полагается более тяжелая казнь – “скила“, побиение камнями. Но почему? Неужели ударить родителя физически лучше, чем “убивать” его словами?

Да, лучше. РОШ приводит два объяснения этому кажущемуся парадоксу. Первое. Родители являются партнерами Б-га при сотворении нового человека. Не случайно заповеди “Я – Б-г” и “Чти отца и мать” расположены друг против друга в верхней части двух Скрижалей Завета. Поэтому Тора особенно строга к тем, кто клянет родителей. Ведь хулитель может с той же легкостью проклясть и Б-га. В этом смысле физическое насилие – менее страшный грех, поскольку Б-га невозможно “ударить”.

И второе объяснение. Тора строже относится к проклятиям в адрес родителей, потому что проклинать можно не только при жизни, но и после смерти. Ударить же можно только того, кто еще не лежит в земле.
Напомним попутно, что еврейская традиция относится одинаково серьезно к словам и поступкам человека. Не случайно, “давар” означает на иврите и слово, и дело.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков