Недельная глава Торы «ВАЯКЕЭЛЬ», ШАББАТ «ШЕКАЛИМ»

Содержание разделa

Перед возведением переносного Храма (Мишкана) Моше призывает евреев соблюдать шаббат, затем предлагает собрать пожертвования – материалы для Мишкана, его обстановки и одежд священников. Б-г назначает Бецалеля и Оголиава главными специалистами и руководителями «проекта». Евреи жертвуют так много золота, серебра, драгоценных камней, шкур животных, шерсти, благовоний и других материалов, что вскоре образуются большие излишки, и Моше велит прекратить сбор. Далее описаны специальные завесы с двумя разными покрытиями для крыши и входа в Мишкан. Стены составлены из деревянных балок, покрытых золотом и вправленных в серебряные подножия. Бецалель готовит деревянный Ковчег Завета для хранения скрижалей и Торы, обитый золотом снаружи и изнутри. На золотой крышке Ковчега выполнены два “крува” – человекоподобные фигурки с вытянутыми вперед и вверх крыльями, смыкающимися в виде арки. Стол для хлебов тоже сделан из дерева и покрыт золотом. Менора выкована из цельного слитка чистого золота. Далее описан порядок изготовления двух жертвенников: малого – для воскурения благовоний и большого – для жертвоприношения животных.


Без права на инициативу

“И собрал Моше всю общину сынов Израиля…” (35:1).

Известный комментатор Пятикнижия Ор-аХаим (рабби Хаим бен-Атар, 18 век, Италия-Иерусалим) задает вопрос: «Для чего нужна эта вступительная фраза? Ведь Моше всегда собирал людей, прежде чем сообщал им что-то важное». 

«Да, так было всегда, – отвечает Ор-аХаим, – но обстоятельства изменились». До Синайского откровения в облике Моше не было ничего необычного, и люди приходили к нему по первому зову. Однако в конце прошлого раздела “Ки Тиса” мы читаем: “Когда спускался Моше с горы Синай, держа в руке две скрижали Завета… лицо его стало светиться с тех пор, как Б-г говорил с ним. Увидел Аарон и все сыны Израиля…, что лицо его испускает лучи света, и побоялись приблизиться к нему” (24:29-30). Неземное духовное сияние, исходившее от Моше, пугало людей, и ему надо было приложить особые усилия, чтобы собрать их и сообщить повеления Б-га.

Впрочем, есть и другое мнение по поводу необычного начала сегодняшнего раздела: “И собрал Моше…”. Сбор народа символизировал его объединение перед строительством Мишкана. Ведь прежде разрешалось приносить жертвы Б-гу на индивидуальных жертвенниках (“бамот“). Каждый человек мог построить жертвенник в удобном ему месте и зарезать на нем, допустим, ягненка во славу Творца. 

После возведения передвижного Храма положение изменилось. Отныне жертвенное животное (или его заменитель) требовалось принести в Мишкан и отдать коэнам для совершения жертвоприношения по единым правилам. 

Мишкан отменял индивидуализм в отправлении религиозных обрядов. Его строительство привело к централизации практики иудаизма. Теперь евреи должны были служить Б-гу совместно, в одном святом для них месте и приносить жертвы на одном и том же жертвеннике.  

Соблюдение шаббата, о котором идет речь в первых стихах раздела, тоже способствовало объединению сынов Израиля. Вот почему формулировка этой заповеди (“Шесть дней может совершаться работа, а день седьмой да будет свят для вас, день полного покоя”) предшествует указаниям о строительстве Мишкана. Шаббат стал тем средством, с помощью которого Б-г сплотил людей для совместного служения Ему. 

Есть также мнение, что потребность в объединении религиозных устремлений народа была вызвана грехом поклонения золотому тельцу. До этого греха, объясняет Шем ми-Шмуэль, каждый человек мог построить Мишкан по своей личной инициативе. В разделе “Трума“, который предшествует истории с тельцом, так и сказано: “От каждого человека, сердце которого пожелает…” (25:2). И ни слова о том, что Мишкан надо строить всем вместе. Однако после золотого тельца евреи утратили способность к индивидуальному духовному взлету. Отныне, начиная с раздела “Ваякеэль“, только совместные усилия всей общины могли привлечь Шехину (Б-жественное присутствие) в наш материальный мир. Ведь тельцу евреи поклонялись тоже вместе. 

Пожар у соседа

«Шесть дней может совершаться работа, а день седьмой да будет свят для вас.… Всякий, кто совершает в этот день работу, будет предан смерти. Не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботний» (35:2-3).

Выделяя зажигание огня среди 39 действий, мелахот, запрещенных в шаббат, Тора напоминает нам о строгости субботних ограничений: в отличие от праздников, когда разрешено приготовление пищи, в шаббат нельзя выполнять даже эту работу. 

Чтобы сварить или испечь блюдо, надо, в первую очередь, разжечь огонь. Упоминая это действие, как запрещенное в шаббат, Тора подразумевает, что другие работы, связанные с приготовлением пищи, тем более не разрешены. 

Кроме того, этот запрет указывает на краеугольный принцип иудаизма: Тору невозможно понять без Устной традиции, которую Б-г передал Моше-рабейну на горе Синай вместе со скрижалями Завета и Письменным законом. Устная Тора, зафиксированная в Мишне, Талмуде и таких законодательных источниках, как «Шульхан Арух», сообщает, что в шаббат запрещены только разведение огня и его использование для приготовления пищи. Можно, однако, пользоваться светом и теплом, если они исходят от огня, зажженного перед субботой. 

Это очень важное положение, поскольку некоторые секты (например, караимы), отвергающие толкования мудрецов, понимают приведенный стих буквально: в шаббат вообще нельзя пользоваться огнем и электричеством. Они едят холодную пищу и сидят в темноте всю субботу. 

Расторгнутая помолвка

Шаббат – основа еврейской религии. Вот почему Тора грозит смертью осквернителям этого святого дня: «Всякий, кто совершает в этот день работу, будет предан смерти».

И действительно, в эпоху Храма за преднамеренное нарушение шаббата (вопреки предупреждениям и при наличии, как минимум, двух свидетелей) выносили смертный приговор. Объясняя причину такой строгости, известный мудрец начала прошлого века Хафец-Хаим проводил аналогию между шаббатом и сватовством.

Во время помолвки жених давал невесте подарки. Если спустя какое-то время невеста возвращала ему подарки, это означало, что помолвка расторгнута.

В Вавилонском Талмуде (трактат «Шаббат», 10а) приведен эпизод, в котором. Б-г доверительно сообщает Моше-рабейну, что Он отложил в своей сокровищнице для сынов Израиля особенно ценный подарок под названием Шаббат. Поэтому, если евреи нарушают шаббат, они как будто возвращают «Жениху» Его подарки. Это знак того, что они разрывают свой союз с Б-гом.

О важности запрета «не зажигайте огня» свидетельствует и такая история. Однажды в субботу к раву Йосефу-Хаиму Зонненфельду, духовному руководителю иерусалимских евреев в конце 19 – начале 20 века, прибежали соседи и сообщили, что в доме неподалеку разожгли огонь и варят пищу. Рав проворно вскочил на ноги и, несмотря на свой преклонный возраст, почти бегом направился к указанному дому. Распахнув дверь, он начал строго выговаривать хозяевам за нарушение шаббата. Те возмутились: «Как может раввин, знаток Торы вести себя так грубо и бестактно!? Врываться в чужой дом без разрешения!» Рав Зонненфельд всплеснул руками: «Когда в доме соседа пожар, тут не до приличий». 

Ladies First

«И пришли мужья с женами – каждый, щедрый сердцем, принес браслеты, и кольца, и перстни, и нательные украшения – всякие золотые вещи…» (35:22).

Рав Овадия Сфорно (16 в., Италия) объясняет: мужчины сопровождали своих жен, принесших пожертвования на строительство Храма, потому что, согласно Галахе, сборщики не могли принять дары от женщин без согласия их мужей. 

В этом толковании Сфорно, как и большинство других мудрецов, следует классическому переводу приведенного стиха: «Ва-явоу ха-анашим аль ха-нашим». Предлог «аль» имеет здесь значение «с» – мужья с женами.

Но почему, спрашивает Мальбим (рабби Меир-Лейбуш бар Йехиэль-Михл, 19 в., Германия), Тора не употребляет в приведенном стихе нормативный предлог «им»? Это значит, что смысл стиха несколько иной: «И пришли мужья после жен». Когда мужчины явились к Шатру Откровения со своими дарами, они увидели там своих жен, пришедших раньше.

Таков был духовный уровень женщин библейской эпохи, заключает Мальбим. В трагической истории с поклонением золотому тельцу они отказались дать мужчинам свои золотые сережки – не столько из-за естественной привязанности к своим драгоценностям, сколько потому, что не желали участвовать в том тяжком грехе. Мужья отобрали сережки силой.

Но когда началось строительство Храма, женщины стремглав примчались на сборный пункт, принеся не только украшения, но и свои медные зеркальца для изготовления храмового умывальника. 

Такая щедрость заслуживает похвалы еще и потому, что женщины не участвовали в изготовлении золотого тельца и поклонении ему, а значит, вовсе не были обязаны жертвовать материалы на передвижной Храм, главная цель которого состояла в том, чтобы искупить грех тельца.

Чей ребе лучше

«И всякий мудрый сердцем среди вас пусть придет и сделает все, что повелел Б-г» (35:10).

Еврейская традиция утверждает, что истинно мудр тот, кто стремится всегда и во всем выполнять волю Б-га.

Однажды поспорили два хасида, чей ребе более велик. Один из них сказал, что его ребе на деле осуществил известное талмудическое положение: цадик решает, и Б-г выполняет. «А мой ребе делает все наоборот, – парировал второй хасид. – Он выполняет все, что решает Б-г».

Лекарство от зависти

«Богатый не больше и бедный не меньше половины шекеля должен дать как возношение Б-гу – для искупления ваших душ» (Шмот, 30:15).

Мудрецы говорят, что все наши заблуждения, ошибки и грехи сводятся к трем порокам: зависти, вожделению и гордыне. 

В ближайший шаббат в синагогах прочтут раздел «Шекалим», первый из четырех специальных отрывков, которые включают в субботнюю молитву в период весенних праздников Пурим и Песах. Эти отрывки настраивают на духовное очищение, которое должно происходить в сердце каждого еврея, если он хочет удостоиться права «выйти из Египта». Чтоб заслужить звание «ам кадош» – святого народа, особо приближенного к Б-гу, мы должны избавиться, в первую очередь, от зависти, половой распущенности и высокомерия.

В разделе «Шекалим» содержится формула нейтрализации зависти. Именно зависть побудила сыновей Яакова продать своего юного брата Йосефа в рабство за двадцать сребреников. Исправлению этого тяжкого преступления способствует традиция выделять полшекеля на нужды Храма.
Порядок полшекелевого сбора, установленный Торой, отличается от других пожертвований на Храм тем, что все люди дают одинаковую сумму: «Богатый не больше и бедный не меньше». Так демонстрируется всеобщее равенство евреев перед Б-гом, а равенство, как известно, лучшее лекарство от зависти.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков