Недельная глава Торы «ШМИНИ», ШАББАТ «А-ХОДЕШ»

Содержание разделa

На восьмой день освящения передвижного Храма (Мишкана) первосвященник Аарон приносит по указанию Моше серию жертв от себя, своих сыновей и от народа. Аарон и Моше благословляют евреев, и, к всеобщему ликованию, «явилась Слава Б-га всему народу». Но затем происходит трагедия: сыновья Аарона Надав и Авиу погибают от небесного огня в наказание за попытку совершить не предусмотренное ритуалом действие. Урок ясен: в храмовой службе, как и в любом другом виде Б-гослужения, надо строго выполнять Его указания, ничего не добавляя и не убавляя. Моше утешает скорбящего брата и учит коэнов мерам безопасности в Храме и правилам поведения в случае смерти близкого родственника. Далее Тора сообщает два признака кашерности млекопитающих: они должны иметь раздвоенные копыта и отрыгивать жвачку. Перечислены некашерные животные, имеющие только один из этих признаков (включая свинью). Из рыб годятся для еды только те виды, у которых есть плавники и чешуя. Перечислены 20 видов запрещенных в пищу птиц. Нельзя также есть насекомых, кроме четырех видов саранчи и кузнечиков (их признаки сегодня утрачены). Описана процедура ритуального очищения после контакта с «нечистыми тварями». Б-г призывает сынов Израиля: «Будьте же святы – ибо свят Я». Такая святость, выраженная в отделенности от других народов, достигается, среди прочего, соблюдением законов кашрута.


Сказание о двух купцах и некошерной курице

«Вот закон о скоте и о птицах… чтобы различать между нечистым и чистым и между животным, которое можно есть, и животным, которое есть нельзя» (11:46-47).

В Пресбурге, ныне Братиславе, около двухсот лет назад жили два преуспевающих еврейских купца. Оба они были также знатоками Торы, которую учили у самого Хатам-Софера, рабби Моше Софера, духовного лидера венгерского еврейства конца XVIII — начала XIX веков. 

Купцы содержали на паях экспортно-импортную компанию. Проще говоря, они покупали оптом разные товары, грузили их на корабль и отправлялись в плавание в разные отдаленные порты Адриатического и Средиземного морей, где выгодно все продавали. 

Однажды, когда они проплывали мимо берега Испании, их остановили таможенные власти и заставили бросить якорь в гавани Барселоны. Испанцы заподозрили купцов в продаже награбленного имущества, купленного у пиратов. Надо сказать, что в те времена прибрежные воды Южной Европы кишели морскими разбойниками. Короче, торговое судно двух еврейских негоциантов было арестовано до выяснения обстоятельств.

Здесь следует отметить, что в Испании еще действовали тогда некоторые средневековые законы, введенные инквизицией. Согласно этим законам, каждого еврея, уличенного в соблюдении законов иудаизма, ставили перед выбором: либо креститься, либо принять мучительную смерть на костре.

Зная об этом, друзья-компаньоны из Пресбурга решили скрыть свое еврейское происхождение и представились венграми. Поскольку между испанскими властями и правительством Австро-Венгрии сложились теплые отношения, с пленниками обращались хорошо. Им предоставили относительную свободу передвижения на время расследования. Купцов заверили, что, если подозрения не подтвердятся, их тут же отпустят на все четыре стороны. Однако, боясь сговора, власти разделили компаньонов, поселив их в разных домах, принадлежавших местным таможенным чиновникам. 

Оба хозяина относились к заморским гостям с уважением и даже пригласили их на домашний банкет в честь национального праздника Испании. 

Друзья жили, как уже говорилось, в разных домах, не имея возможности обсудить ситуацию. Поэтому каждому из них пришлось самостоятельно решать, как вести себя на банкете, где подавались некошерные мясные блюда и вино. 

С одним из них произошла невероятная история. Он сидел за столом с застывшим взглядом, боясь притронуться к пище и еще больше опасаясь привлечь к себе внимание. Хозяин быстро заметил, что с подследственным гостем происходит что-то странное: он выглядел подавленным, и его лицо было землисто серым. Казалось, он вот-вот лишится чувств.

Хозяин быстро подошел к нему, взял его под руку и незаметно от других участников банкета увел в подвал. Плотно прикрыв дверь за собой, испанец повернулся к купцу и сказал: «Признайтесь: вы еврей и боитесь, что вас заставят есть трефную пищу, которой вы, по-видимому, ни разу в жизни не касались. Так вот знайте, что я тоже еврей, потомок марранов, и в моем доме никогда не было ничего трефного». В доказательство своих слов хозяин достал из тайника в полу блестящий и острый, как бритва, нож – халиф, которым он сам резал кур по всем галахическим правилам для себя и своей семьи. «А теперь давайте вернемся в гостиную и продолжим наш кошерный обед», – сказал он. 

Еврейский купец был счастлив: само Провидение спасло его от необходимости есть запретную пищу.

Вскоре расследование закончилось. Честность купцов из Пресбурга была подтверждена, и им разрешили продолжить путь со своим товаром. Они были несказанно рады своей встрече после недолгого плена и начали взахлеб делиться впечатлениями. Первый купец не преминул рассказать, как хозяин дома, оказавшийся скрытым евреем, спас его от необходимости есть некошерную пищу. 

Второй купец со слезами на глазах выслушал эту удивительную историю. К сожалению, ему повезло гораздо меньше. Он был вынужден таиться с первого до последнего дня. Если бы кто-нибудь в доме хозяев догадался о его происхождении, ему бы не поздоровилось. Зная, что его жизнь висит на волоске, он с тяжелым сердцем ел некошерные деликатесы, которым его потчевал хозяин, с невероятным трудом и отвращением проталкивая в пищевод каждый съеденный кусок.

Душевная травма и чувство несмываемой вины не давали ему покоя. Вернувшись в Пресбург, он первым делом пришел к своему наставнику Хатам-Соферу и, горестно вздыхая, поведал ему о пережитом в Испании. «Ребе! – воскликнул купец. – Скажите, чем я заслужил столь суровую кару? Почему Б-г не спас меня от этого позора, как спас моего компаньона?»

Участливо глядя на бедного еврея, Хатам-Софер мягко спросил его, не припомнит ли он хотя бы одного случая в своей жизни, когда он оступился в соблюдении кашрута, съел что-то запретное.

«Хас ве-шалом, ребе! Чтобы я… Да что вы! В моем доме не было и быть не могло ничего некошерного!»

«И все-таки, не спешите, – остановил его Хатам-Софер. – Подумайте… и потом расскажите мне…». 

Придя домой, купец вспомнил. Это было много лет назад, вскоре после его свадьбы. Молодая жена принесла ему разделанную курицу и указала на какой-то внутренний порок, который мог лишить птицу статуса кошерности. Будущий коммерсант учился в то время в йешиве; ему только что дали «смиху» – присвоили звание раввина, и он, едва удостоив курицу взглядом, самоуверенно заявил, что птица вполне кашерная.

Жена не удовлетворилась этим ответом и пошла к более авторитетному раввину, выносящему галахические решения. Рав-посек сразу забраковал курицу. Узнав об этом визите, новоиспеченный муж сильно разгневался, велел жене немедленно приготовить спорную курицу и подать ему на обед.

«Я так и предполагал, – сказал Хатам-Софер, выслушав купца. – Мой учитель рабби Натан Адлер, благословенной памяти, сказал мне однажды: тот, кто всю жизнь скрупулезно и смиренно выполнял законы кашрута и ни разу не положил себе в рот ничего даже мало-мальски сомнительного, обязательно удостоится Б-жественной защиты и никакие обстоятельства не вынудят его споткнуться. Вот почему не вы, а ваш компаньон удостоился чуда, когда сидел за столом у испанца…».

«Месяц этот для вас – начало месяцев»

Цикл чтения «арба паршийот», четырех тематических отрывков из Торы, приуроченных к весенним праздникам Пурим и Песах, завершится в эту субботу отрывком «A-ходеш» – «этот месяц». Его прочтут в синагогах сразу после недельного раздела Пятикнижия. 

«A-ходеш» всегда читают в канун месяца нисан (в этом году первое нисана выпадает на ближайший вторник, 9 апреля). Самый первый рош-ходеш нисан навсегда вошел в еврейскую историю. В тот день, перед Исходом из Египта, сыны Израиля получили первую общенациональную заповедь – освящать наступление еврейских месяцев. Традиция праздновать рош-ходеш имеет глубокое духовно-историческое значение. В период восстания Маковеев греко-сирийские захватчики пытались силой отменить ее вместе с двумя другими основополагающими заповедями иудаизма – освящением шаббата и обрезанием. Наши враги хорошо понимали, как важен еврейский календарь в сохранении евреев как народа Торы. 

Мудрецы объясняют, что в заслугу соблюдения этой заповеди Б-г дал евреям власть над временем. Члены Синедриона получили право строить календарь с его неизменным циклом праздников. Они провозглашали наступление нового месяца по свидетельству двух человек, видевших появление молодой луны. В освящении календарных месяцев заложена идея вечного обновления. Еврейский народ похож на луну. У него бывают периоды “ущербности”, и кажется, что он вот-вот исчезнет с исторического небосвода. Но после каждого цикла «убывания» наступает период расцвета и роста. Вопреки законам истории и простой логике, евреи продолжает жить и духовно обновляться, демонстрируя уникальную способность претворять в жизнь древние пророчества о грядущем Спасении.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков