Недельная глава Торы «АХАРЕЙ МОТ»

Содержание разделa

После смерти двух сыновей Аарона Б-г велит ему и другим коэнам быть осторожными в храмовой службе. Описаны действия первосвященника в Йом-Кипур. После тщательной подготовки, облачившись в специальные одежды, коэн-гадоль вступает в Святая Святых Храма. Он приносит жертвы, включая двух козлов, одного из которых берут по жребию для жертвенника, а второго, «козла отпущения», посылают с грехами всего народа в пустыню, «к Азазелю». Тора требует от всех евреев: 10 тишрея (в Йом-Кипур) «смиряйте души свои и никакой работы не делайте». Далее повторяется строгий запрет употреблять кровь в пищу. Кровь мертвых птиц и диких животных надо покрывать песком или опилками. Тора запрещает евреям подражать аморальным обычаям египтян и ханаанеев. Перечисляются запретные половые связи между родственниками. Резко осуждаются гомосексуализм, скотоложство и принесение в жертву детей.


В пустыню, к Азазелю!

“И возьмет (Аарон) двух козлов, и поставит их пред Б-гом у входа в Шатер откровения. И возложит Аарон на обоих козлов жребий, жребий один для Б-га, и жребий другой для Азазеля… чтобы совершить через него искупление, отправив его к Азазелю, в пустыню” (16:7-8,10).

Странное имя Азазель, но знакомое. Одного из персонажей романа Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”, члена дьявольской компании Воланда, звали Азазелло. На современном иврите вас могут не совсем вежливо “послать”, как козла, к Азазелю.

В Торе Азазель не ругательство. Раши объясняет, что это название высокой скалистой горы. В Йом-Кипур первосвященник посылал туда одного из двух жертвенных козлов после того, как он “возложит… обе руки на его голову и исповедуется над ним во всех провинностях сынов Израиля, и во всех преступлениях их, и во всех грехах их, и возложит их на голову козла“. 

Мудрецы относят эту заповедь к категории “хок” – закона, который человеческий разум не в состоянии понять. В самом деле, как может “козел отпущения” унести на себе все человеческие грехи? Логического ответа нет, материалисты лишь усмехнутся. Однако некоторые комментаторы близких к нам эпох пытались найти здесь рациональное зерно.

Как писал Рамбам, этот ритуал побуждал евреев к раскаянию. Он показывал, что каждый может избавиться от бремени совершенных грехов и максимально отдалиться от них. По мнению рабби Шимшона-Рафаэля Гирша, духовного лидера германского ортодоксального еврейства в 19 веке, использование двух совершенно одинаковых козлов в этой процедуре означает, что каждый человек способен выбирать между добром и злом, и никто не может увильнуть от этого выбора, соблюсти “нейтралитет”. Если человек не стремится к святости, он неизбежно скатывается к греху.

Представьте, что слуга готовит банкет в честь своего короля, и получает от него указание обслужить по высшему разряду одного почетного гостя. Слуга проявляет особое внимание к этому гостю, но не из личного уважения к нему, а чтобы наилучшим образом выполнить приказ монарха. Так и первосвященник во время храмовой службы в Йом-Кипур: он представляет двух козлов Б-гу, Который, в свою очередь, оставляет одного из них по жребию Себе в грехоочистительную жертву (“за народ”), а другого направляет в дар Азазелю, в пустынное место, символизирующее мировое зло.

Столь почтительное отношение ко злу учит нас, что недостаточно добиваться прощения у Б-га и Его любви. Мы должны осознавать, что нас окружают силы зла, и быть в готовности отразить их атаки, а когда потребуется, то и задобрить их. 

По такой схеме действовали наши великие предки. Яаков целиком полагался на Всевышнего, но перед встречей с Эсавом послал ему щедрые дары, чтобы умерить его гнев. Царица Эстер тоже знала, что Б-г спасет евреев от геноцида, но, стремясь сорвать кровавые замыслы Амана, пригласила его на царский пир, притупив тем самым бдительность этого матерого злодея.

Короче, ритуал с “козлом отпущения” напоминает нам, что мы должны быть в готовности отразить угрозы наших врагов. Для этого надо, в первую очередь, признать их существование и стремиться к их умиротворению. В книге “Пиркей де-рабби Элиезер” сказано, что такая дань, выплачиваемая в Йом-Кипур, вынуждает ангела-обвинителя, участника небесного суда, воздержаться от осуждения еврейского народа и свидетельствовать в его пользу.

Без нейтральной полосы

«И положит (первосвященник) смесь благовоний на огонь пред Б-гом…» (16:13).

Лет сорок назад, когда Швейцария еще пользовалась репутацией нейтральной страны и ее тайное сотрудничество с нацистами не было достоянием гласности, рав Ицхак Хутнер сказал: «Между еврейским народом и Владыкой вселенной нет Швейцарии». В жизненном пути еврея не существует нейтральной полосы, где бы он мог расслабиться или дать себе поблажки. Еврей постоянно находится на службе: 24 часа в сутки, семь дней в неделю и 365 дней в году. Иудаизм – это не та религия, которая позволяет верить только сердцем и посещать храм раз в неделю, по воскресеньям, а в остальное время забыть о Б-ге и заниматься другими делами. Иудаизм требует напряжения всех сил и концентрации всех помыслов. Еврей всегда на посту.

В каждой сфере нашей жизни заложен потенциал святости. Иначе и быть не может. Ведь мир создан с одной-единственной целью: наделить человека свободой выбора, чтобы он мог по собственной воле приблизиться к Творцу и тем самым выполнить свое высшее предназначение. Поэтому каждый аспект Творения ведет к этой цели и, следовательно, несет в себе частичку святости. 

Если допустить, что какой-то элемент не является средством достижения святости, значит, он лишний в структуре Творения. Предположить такое равносильно обвинению Б-га в «производственной халатности», в попытке впихнуть лишние детали в сложнейший механизм вселенной, что, разумеется, невозможно.

В эпоху Второго Храма перед каждым Йом-Кипуром мудрецы предупреждали первосвященника, чтобы он не отклонялся ни на йоту от порядка службы, ничего не добавлял и не убавлял. После этого они расставались в слезах. Коэн-гадоль плакал из-за того, что его подозревали в намерении исказить службу, а мудрецы плакали, потому что у них были основания для таких подозрений.

Некоторые храмовые священники были тайными саддукеями (цадоким), «реформистами» библейской эпохи. Саддукеи предлагали, в частности, изменить порядок воскурения благовоний, главного элемента храмовой службы в Йом-Кипур: чтобы первосвященник клал благовония на огонь до вступления в Святая Святых вопреки указанию Устной Торы, которая требовала зажигать их только внутри помещения – «пред Б-гом», и ни в коем случае не снаружи.

Обычай саддукеев отражал их отношение к Б-гослужению в целом. Они считали, что нельзя «готовить еду для Владыки у Него на глазах». Хороший слуга варит обед для хозяина на кухне и лишь затем приносит еду в гостиную и ставит на красиво сервированный обеденный стол. Вот почему, говорили они, воскурения надо готовить и зажигать заранее, перед входом в Святая Святых, а «не на глазах у Хозяина». 

Однако Устный Закон отстаивает прямо противоположный принцип: все действия человека, даже самого интимного характера, должны совершаться в «Святая Святых», ибо Б-г видит все и ничто не ускользнет от его взгляда, где бы мы ни находились – перед завесой или за ней.

Ведь между нами и Владыкой вселенной нет «Швейцарии».

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков