Недельная глава Торы «БЕГАР»

Содержание разделa

Тора повелевает прекращать сельскохозяйственные работы в Эрец-Исраэль каждый седьмой год (шмита). Через семь таких семилетних циклов, в пятидесятый год наступает йовель – юбилей. О его приходе возвещают трубные звуки шофара в Йом-Кипур. В этот год нельзя также обрабатывать землю. Б-г обещает евреям обильные урожаи в канун шмиты и йовеля, чтобы обеспечить их нужды на весь период простоя. В юбилейный год все еврейские рабы выходят на свободу, а купленные земли возвращаются прежним владельцам для сохранения изначального раздела Эрец-Исраэль среди колен. Запрещено давать еврейскому рабу унизительную, бессмысленную и изнурительную работу; его нельзя продавать на невольничьем рынке. Труд раба оценивается по времени, оставшемуся до его освобождения. По такому же принципу, с учетом оставшихся до йовеля лет, рассчитывается и стоимость земли. Человек, продавший наследный удел, имеет право выкупить его через два года. Срок выкупа домов в городах, обнесенных крепостной стеной, ограничен одним годом. Города левитов – служителей Храма, закреплены за ними навечно. Евреям запрещено брать и получать друг у друга проценты с денежных и вещевых займов. Родственники обязаны выкупить еврея, попавшего в долговое рабство.


Суббота земли

«Когда придете в страну, которую Я даю вам, земля должна покоиться в субботу Б-га» (25:2).

Классического атеиста сегодня редко встретишь. Мало кто отрицает существование Б-га. Большинство наших современников готовы признать хотя бы вероятность того, что Он есть и управляет миром. 

Однако их отношение к Всевышнему отнюдь не трепетное. Скорее, деловое: «Окей, Г-сподь, Ты наш главный босс. Тебе все подчиняются. Но, сделай милость, оставь мне немножко свободного пространства, где бы я мог делать то, что хочу, без указаний свыше».

Но о каком свободном пространстве можно говорить, если «слава Его наполняет мир»? Если Он – один и единственный Босс, и нет у Него заместителей? Мы, евреи, должны служить Ему двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, от колыбели до могилы. Потому что Он сам избрал нас для служения.

Служение, избранность. Какая тоска! Неужели я всего лишь пешка? Безмозглый робот, призванный лишь выполнять указания Свыше? Без индивидуальности? Без личной жизни и личного пространства?

На самом деле, это пространство есть. Еврей – не робот, а младший партнер Б-га в деле Творения. Но это партнерство постоянное и очень обязывающее. Мы не можем улизнуть со службы «на минутку»; у нас нет даже обеденного перерыва. Потому что мы вместе с Б-гом создаем само время.

При сотворении мира Всевышний наделил его временем, содержащим два вида святости. Одна святость выражена в шаббате, а другая – в праздниках.

Святость шаббата неизменна. Раз в неделю, через каждый шесть дней мы вступаем в пространство, называемое шаббатом. Причем наша роль совершенна пассивна. Шаббат спускается к нам из верхних миров без нашего участия и независимо от нашего желания.

Совсем по-другому обстоит дело с праздниками Песах, Шавуот и Суккот. Б-г уполномочил людей в лице бейт-дина – раввинского суда, устанавливать первый день месяцев и тем самым определять даты праздников. (К сожалению, после разрушения Храма пришлось ввести фиксированный календарь, заменивший постановления бейт-дина. Но это положение сохранится лишь до наступления мессианской эры.)

В разделе «Бегар» Тора знакомит нас с понятием шмиты – субботнего года покоя: «Земля должна покоиться в субботу Б-га («шаббат ле-Ашем»)». То же самое выражение «шаббат ле-Ашем» употребляется и в том месте Торы, где говорится о создании субботнего дня.

Два вида святости присущи не только дням и месяцам, субботам и праздникам, но и годам. Седьмой год – шмита — это суббота земли. Его святость «зафиксирована», как святость шаббата – седьмого дня отдыха. В отличие от шмиты святость йовеля – пятидесятого «юбилейного» года, подобна святости праздников. Ибо йовель символизирует партнерство Б-га и человека: «Это йовель; священным будет он для вас» (25:12). 

Если не протрубили в шофар с наступлением йовеля, то этот год – не йовель. Если рабы не были отпущены на свободу – это не йовель. Если поля не возвращены первоначальным владельцам, наступивший год не имеет статуса «юбилейного» и можно продолжать полевые работы: сеять, жать, как в обычные годы.

Другое дело – шмита. Святость седьмого года неизменна и не зависит от воли людей. Даже если они не вели счет годам, если бейт-дин не освятил год шмиты и люди продолжают сельскохозяйственные работы – шмита не отменяется.

Вот почему в приведенном стихе год шмиты называется «субботой Б-га». Шмита, как и шаббат – исключительная прерогатива Творца вселенной, не допускающая партнерства и «свободного пространства».

Рабство свободных людей

«Ибо мне рабы сыны Израиля: они – Мои рабы, которых Я вывел из страны Египетской…» (25:55).

Рабство – это хорошо или плохо? Конечно, плохо. В нашем сознании рабство ассоциируется с каторжным трудом, унижением, издевательствами, голодом и прочими сугубо отрицательными явлениями.

Рабовладельческий строй прекратил свое существование, по крайней мере официально, еще в середине позапрошлого века, после отмены крепостного права в России и победы аболиционистов (сторонников упразднения рабства чернокожих) в гражданской войне в США. 

Любопытно, что афро-американцы в США до сих пор пользуются библейскими образами Исхода для сохранения памяти о страданиях перенесенного рабства. Эти образы увековечены в их популярных духовных гимнах, «спиричуэлз»: «Иди, Мозес, спустись в страну Египетскую, скажи фараону, чтобы он отпустил Мой народ». 

Так уж сложилось у многих угнетенных народов и социальных групп. Для них прототип всякого рабства – это еврейское рабство в Древнем Египте, а архетип избавления от рабства – Исход евреев из Египта.

Девиз «Отпусти народ Мой» использовался американскими борцами за гражданские права в 60-х годах и в международной кампании за свободный выезд советских евреев в 70-80-х годах прошлого века.

К сожалению, эта фраза приводится почти всегда в усеченном виде, и потому смысл ее искажается. В книге «Шмот» Б-г неоднократно требовал устами Моше, чтобы фараон отпустил еврейских рабов не просто так – на все четыре стороны, а с определенной целью: «Отпусти народ Мой, и послужит он Мне». Короче, сама цель освобождения евреев из рабства состояла в их «закабалении» новым Хозяином. 

Ну не абсурд ли?! Сменить рабство на рабство, попасть из огня да в полымя. 

Если понимать рабство только как унизительную зависимость, то именно так и получается. Однако рабство не всегда имеет отрицательную коннотацию. Иногда это состояние бывает даже желанным, например, когда влюбленный юноша говорит девушке: «Я – твой раб!»

Подлинная суть рабства состоит не в угнетении и издевательствах, а в том, что раб не может проявлять свою индивидуальность. Его индивидуальность растворяется в воле и желаниях хозяина. Раб отчужден от самого себя; у него нет возможности выразить себя, быть самостоятельной личностью. Его личность – это личность хозяина.

Тут как раз и проявляется разница между двумя рабствами: неволей в Египте и добровольным подчинением Высшей силе у горы Синай. Если твой хозяин – фараон, ты обязан следовать его указаниям и выражать его волю. Если же твой хозяин – Всевышний, ты беспрекословно следуешь Его указаниям: Его желания становятся твоими желаниями. Короче, вся разница в том, чьим рабом ты являешься.

Когда мы говорим в молитве «Шма»: «Ашем эхад» – «Б-г Един», речь идет не о том, что на свете есть только один Б-г и нет других богов. Имеется в виду совсем другая идея: единственность Б-га проявляется в том, что нет никакого иного существования, кроме Б-га, как поется в одной хасидской песне: «Нет, нет никого, кроме Б-га Одного!»

Другими словами, каждый элемент Вселенной существует лишь ради одной конечной цели: выражать волю Творца. Если бы какой-то элемент существовал только для раскрытия самого себя, это означало бы, что он не является частью Б-жественного замысла, что он существует вопреки воле Б-га. Такое невозможно по определению.

Б-г избрал еврейский народ для того, чтобы научить человечество краеугольному принципу бытия: все сущее создано лишь для одной цели – раскрывать и выражать Его волю, стать частью этой воли, слиться с ней. Да, такое слияние – рабство в чистом виде. Но это рабство и есть высшая свобода, свобода служить не иллюзорным, а истинным ценностям.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков