Недельная глава Торы «БАМИДБАР»

Содержание разделa

В начале книги «Бамидбар», четвертой в Пятикнижии, Моше проводит перепись всех мужчин призывного возраста от двадцати лет и старше. Их оказалось 603550. В колене Леви был произведен отдельный подсчет. Левитам поручалось носить сборный Храм – Мишкан, со всей утварью, собирать и разбирать его на стоянках во время странствий в пустыне. Колена Израиля, каждое со своим знаменем, располагались вокруг Мишкана четырьмя группами – на восточном, южном, западном и северном флангах. Поскольку левитам была отведена особая роль, для сохранения двенадцати «рабочих» колен потомки Йосефа разделились на колена Эфраима и Менаше. Походное построение соблюдалось и на стоянках. Б-г поручает левитам нести храмовую службу. До истории с золотым тельцом эта функция возлагалась на первенцев всех колен. В формальном обмене с первенцами участвовали все 22 тысячи левитов старше одного месяца, хотя служить в Храме они могли только в возрасте от 30 до 50 лет. Поскольку сыновей-первенцев оказалось на 273 человека больше, чем левитов, «лишние» первенцы были выкуплены за серебро. Ритуал выкупа первенцев сохранился по сей день в еврейской традиции. Затем левитов разделили на три главных рода, начало которым положили сыновья Леви: Гершон, Кегат (от которого произошли Моше и Аарон) и Мерари. Сыновьям Кегата поручалось носить храмовый светильник – менору, стол для хлебов, жертвенник и ковчег Завета. Из-за особой святости двух последних предметов их готовили в путь не левиты, а сам первосвященник Аарон и его сыновья.


Четыре стана

«И расположатся сыны Израиля каждый в стане своем и каждый при знамени своем, по ополчениям своим» (1:52).

Интересно, как выглядели эти знамена, под которыми стояли и ходили колена Израиля во время своих странствий в пустыне?

Рабейну Бахья (Испания, 13–14  в.в.) подробно разбирает символику знамен и походного построения колен. В первую очередь, он отмечает, что цвета знамен соответствовали цвету камней на хошене – нагруднике первосвященника. Рисунок на знамени отражал также главную отличительную черту данного колена. 

В целом, как отмечается в мидраше Махане-Исраэль, расположение колен Израиля, было копией Махане-Шехина – Б-жественного стана, который открылся евреям во время дарования Торы у горы Синай. Им тогда очень захотелось походить на этот стан, и их желание было удовлетворено. 

Видимо, не случайно мы читаем раздел «Бамидбар» с описанием построения еврейских колен незадолго до праздника Шавуот, который напоминает нам о том, как они стояли у горы Синай, и еще потому, что они достигли тогда высшего уровня духовности (как ангелы у подножия Небесного престола) в заслугу принятия Торы.

Знамя Иегуды было темно-синим с изображением льва – намек на царскую власть, возложенную на представителей этого колена. С двух сторон от него развевались знамена Иссахара (солнце и луна на голубом фоне) и Звулуна (корабль на белом полотнище).

Знамя Реувена было красного цвета и содержало изображение цветов мандрагоров. В книге «Берешит» описано, как Реувен собрал эти редкие цветы для матери Леи, чтобы помочь ей забеременеть, но та уступила их своей доселе бесплодной сестре Рахели. Потомкам Реувена ассистировали в строю колена Шимона и Гада. На зеленом знамени Шимона был изображен уничтоженный им совместно с Леви город Шхем. А черно-белое знамя Гада, в полном соответствии с его воинственным нравом, было украшено силуэтами солдат. 

Колено Эфраима располагалось под темно-серым знаменем с изображением вола. Его сопровождали колена Менаше (бизон или единорог на черном полотнище) и Биньямина (волк на многоцветном фоне). 

Северный фланг походного стана занимало колено Дана (небесно-голубое знамя со змеей), к которому примыкали колена Ашера (знамя оливкового цвета с масличным деревом в центре) и Нафтали (газель на полотнище цвета разбавленного вина).

Лагерь Иегуды находился под покровительством ангела Габриэля. Он символизировал власть, дополненную мудростью (Иссахар был самоотверженным подвижником Торы) и коммерческой хваткой, которую олицетворял преуспевающий купец Звулун.

Реувен символизировал раскаяние –тшуву. Он спас Йосефа от верной смерти, когда предложил братьям не убивать его, а продать в рабство. Тем самым он открыл врата спасения и милосердия. Качество раскаяния уступает по важности только мудрости. Колену Реувена, а также Шимону и Гаду покровительствовал ангел Михаэль – символ доброты и милосердия. Шимон, единственный из сыновей не получивший благословение от праотца Яакова, особенно остро нуждался в Б-жественном милосердии, а потомкам Гада, поселившимся на границе Эрец-Исраэль, была необходима Его защита.

Наконец, в центре походного построения располагался лагерь Леви, состоявший из двадцати двух тысяч человек. Такое же число ангелов окружало Б-жественный престол. Во время дарования Торы все они спустились на гору Синай. Левиты – Моше, Аарон и сыновья Аарона на востоке, потомки Кегата на юге, Гершона на западе и Мерари на севере – создавали живую ограду вокруг Шатра Откровения точно так же, как ранее перечисленные тройки колен окружали левитов: Иегуда с востока, Реувен с юга, Эфраим с запада и Дан с севера. 

В результате левиты оказались в середине стана, а в их центре располагалась Шехина, Б-жественное присутствие.

Некоторые авторитеты говорят, что такой порядок отражал расположение еврейских колен у горы Синай при получении Торы. Однако есть также мнение, что его разработал еще праотец Яаков, заранее продумавший церемонию своих похорон. Перед смертью он велел Иегуде, Иссахару и Звулуну нести его гроб с восточной стороны, Реувену, Шимону и Гаду – с южной стороны, Эфраиму, Менаше и Биньямину – с запада, а Дану, Ашеру и Нафтали – с севера. Йосеф, отец Эфраима и Менаше, был освобожден вместе с Леви от этой почетной обязанности. Йосеф был правителем Египта; столь высокое положение не позволяло ему нести на плечах мертвеца. Что касается Леви, тому предстояло носить в пустыне Ковчег со скрижалями Завета; поэтому ему надо было сохранять свою ритуальную чистоту, в первую очередь, избегая контактов с трупами.

Отдав эти указания, Яаков заверил сыновей, что, если они их точно выполнят, их потомки будут ходить в таком же порядке и удостоятся Б-жественного присутствия.

Приступая к формированию стана, Моше опасался, что сыны Израиля, в силу своего вздорного нрава, откажутся выполнять его требования. Однако Б-г заверил своего любимого пророка, что ему нечего бояться. Ведь евреям предстояло лишь возродить вековую традицию, введенную их общим праотцем Яаковом.

По большому счету

«Вот те, кого исчислили Моше и Аарон и вожди Израиля… И было всех исчисленных сынов Израиля по отчим домам их, от двадцати лет и старше, всех поступающих в войско в Израиле, и было всех исчисленных – шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят» (1:44-46).

Почему в этом коротком фрагменте слово «исчисленные» (пкудим) повторяется три раза? Ктав-Софер (Венгрия, 19 век) говорит, что три «пкудим» соответствуют трем причинам исчисления сынов Израиля в тот важный момент их истории. 

Во-первых, в ходе этой своеобразной переписи каждый еврей получал возможность лично предстать перед лидерами нации. Моше и Аарон называли его по имени и благословляли. 

Во-вторых, требовалось определить, сколько еврейских мужчин от 20 лет и старше «годны к строевой» – могут участвовать в завоевательной войне в Эрец-Исраэль. И, наконец, перепись должна была напомнить о благосклонном отношении Б-га к еврейскому народу. В Египет пришло небольшое племя, всего семьдесят душ, и вот теперь, за каких-нибудь 210 лет, их численность превысила 600 тысяч. Намек на каждую из этих причин содержится в трех приведенных стихах: первый стих упоминает, что евреев считали Моше и Аарон; во втором стихе сказано, что счет велся «поступающих в войско», а в третьем указана итоговая численность сынов Израиля.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков