Недельная глава Торы «НАСО»

Шавуот – праздник дарования Торы, который мы отметили на этой неделе, укрепил нашу любовь к своему духовному наследию и желание прилежно изучать его. Мудрецы учли эту особенность, когда делили Пятикнижие на недельные «порции»: Шавуот почти всегда соседствует с разделом «Насо», самым большим по объему и снабженным самыми подробными комментариями. 

Содержание раздела

Тора перечисляет обязанности трех родов из колена Леви – Кегата, Гершона и Мерари – в храмовой службе. Моше проводит их перепись. Общее число левитов «трудоспособного» возраста от 30 до 50 лет составило 8580 человек. Если человек сознается в краже чужого имущества после того, как он отрицал это в суде, он должен вернуть все сполна, добавив пятую часть стоимости, и принести искупительную жертву в Храме. Если владелец краденого умер, не оставив наследников, все имущество и штраф получает коэн. Если муж заподозрил жену в измене, она получает статус «сота» и подвергается строгой проверке. Коэн дает ей специальное питье. Если женщина невиновна, напиток не причинит вреда. Но если она действительно вступала в близость с чужим мужчиной, ей уготована мучительная, сверхъестественная смерть. Человек, «посвящающий себя Б-гу воздержанием» становится назиром (назореем). В течение определенного срока он не ест винограда и не пьет виноградного сока, не стрижется и не приближается к трупам. По истечении срока посвящения назир должен обрить голову и принести жертвы в Храме, после чего он может вернуться к нормальной жизни. Если назир по какой-то причине прервал свой обет, то после бритья головы и принесения жертв он должен начать все сначала. Коэны получают заповедь благословлять евреев особой формулой. Строительство переносного Храма – Мишкана, завершено, и первого нисана во второй год после Исхода проводится его освящение. Главы всех колен жертвуют повозки с быками для транспортировки Мишкана и его утвари и приносят одинаковые дары: золотые и серебряные изделия, жертвенных животных, благовония и хлебные приношения.


Выше голову, друг

В конце предыдущего раздела «Бамидбар» и в начале сегодняшнего Тора пишет о трех родах из колена Леви. У Леви были три сына: Кегат, Гершон и Мерари, чьим семьям поручались специальные задачи по установке Мишкана и транспортировке его частей.

Тора по-разному представляет эти семьи. 

При исчислении семьи Кегата (из которой, кстати, вышли Моше, Аарон и все коэны) она говорит: «Насо эт рош – подними голову сыновей Кегата… к их семьям, к дому их отцов» (4:2). Говоря о семье Гершона, она добавляет к этой формуле слова «также их», а при подсчете потомков третьего сына Мерари выражение «подними голову» отсутствует. Что означают эти лексические нюансы?

Три сына Леви представляют три этапа еврейской истории. Кегат символизирует эпоху, когда евреи жили в своей стране, составляя единое общество. Имя Кегат родственно слову «кегила», община. В ту эпоху еврейский народ черпал величие из заслуг своих великих праотцев Авраама, Ицхака и Яакова. Поэтому они жили с «поднятой головой», обращенной «к дому их отцов».

Затем наступила эпоха рассеяния. Имя Гершон означает изгнание. В те годы евреи скитались с места на место, спасаясь от преследований, и нигде не находили долгого покоя и безопасности. Но они хранили верность Торе, и о них говорится: «Подними голову сынов Гершона, также их… к дому их отцов» (4:22). Подобно сыновьям Кегата, они сохраняли свое достоинство и отличие от других народов благодаря духовной связи с праотцами.

Последнюю, нынешнюю фазу еврейской истории представляют сыновья Мерари. Это самый горький этап, отмеченный физическим и духовным истреблением миллионов еврейских душ. Само имя Мерари образовано от слова «горький» (например, в пасхальный Седер мы едим марор – горькую зелень).

О Мерари Тора не говорит: «подними голову», потому что мы слишком далеко отошли от нашего духовного наследия, забыли Б-га и день нашего «бракосочетания» с Ним у горы Синай, годовщина которого отмечается в Шавуот. 

Когда рушится брак, то первой жертвой становится годовщина свадьбы. Когда евреи отходят от Торы, они забывают вначале Шавуот. Пасхальную мацу и хаменташен на Пурим советские евреи ели и в эпоху победившего атеизма. Обрезание тайно делали даже в семьях коммунистов. Бабушкины субботние свечи долго теплились в памяти. В Йом-Кипур многие тайно постились, а в Рош-Ашана молодежь танцевала у синагог. А что делали в Шавуот? И чем он вообще знаменит?

Поколения, которые переживут эту катастрофу тела и души – лишатся прямой поддержки своих великих библейских предков, но она им и не потребуется: их верность Б-гу будет и так очевидна. Уже сегодня она проявляется в самозабвенных бдениях над Торой в ночь Шавуота и в многотысячных толпах молящихся, собирающихся до рассвета у Западной стены пока еще разрушенного иерусалимского Храма.

Вечное достояние

Странная фраза: «А посвящения человека будут принадлежать ему; то, что человек даст коэну, (истинно) его будет» (5:10). 

Кому же все-таки будут принадлежать священные дары: коэну или самому дарителю? И если последнему, то о каком даре вообще идет речь?

С позиции вечности все материальное, приобретенное в этом мире, неизбежно покидает нас при переходе в мир иной. Лишь кодшим, наши посвящения Б-гу, духовные приобретения – изучение Торы и выполненные заповедей – навечно остаются с нами. То же самое и в отношениях с людьми. Истинно нашим остается не накопленное имущество, а та его часть, которую мы даем коэну – служителю Храма, полномочному представителю Всевышнего.

Хафец-Хаим пояснил эту мысль такой аллегорией. Одного человека обвинили в преступлении, за которое его должны были казнить. Осужденный обратился к царю с прошением о помиловании и попросил трех друзей ходатайствовать за него. Его самый близкий друг отказался идти с ним во дворец. Второй проводил его до дворцовых ворот, но не решился переступить порог. И только третий друг, которого осужденный и за друга-то не считал, смело вошел во дворец, предстал перед царем и добился от него помилования.

Наш лучший «друг» в этом мире – деньги, но, когда через сто двадцать лет Небесный Трибунал призовет нас дать отчет за наши прижизненные поступки, деньги равнодушно простятся с нами, останутся дома или в банке. Ведь в саване нет карманов. Второй «друг» – дети, семья – проводит нас в последний путь, но лишь до могилы, порога «Небесного дворца». И лишь Тора и мицвот, чьей «дружбой» и ценностью мы так часто пренебрегали, придут с нами в Суд, с легкостью преодолев границу между двумя мирами, и будут преданно свидетельствовать в нашу пользу перед Царем Царей. На них вся надежда.

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков