Недельная глава Торы «КОРАХ»

Содержание раздела

Группа из 250 заговорщиков, возглавляемая Корахом, Датаном и Авирамом, восстала против Моше и Аарона. Бунт был подавлен чудесным образом: разверзшаяся земля поглотила Кораха и его сообщников. Многие евреи, поддержавшие бунтовщиков, хотели отомстить Моше, но среди них начался повальный мор, и лишь благодаря энергичному заступничеству пророка и его брата-первосвященника Б-г прекратил массовую казнь, унесшую 14700 жизней. Желая положить конец гибельной борьбе за власть, Всевышний велит поместить в Шатре Откровения посохи с именами колен Израиля. Наутро посох колена Леви, на котором значилось имя Аарона, расцвел и дал урожай миндаля. Этим чудесным знамением Б-г подтвердил, что левиты избраны Им в качестве служителей Храма, а Аарон, представитель этого колена, по праву является основателем династии коэнов. Далее перечислены обязанности коэнов и левитов. Коэны не могут владеть землей. Их материальные нужды должны обеспечивать другие колена за счет десятин и других отчислений. Приведены законы о первых плодах урожая, выкупе первенцев и других приношениях.


Рав для Пурима

«И говорил Б-г, обращаясь к Моше и Аарону, так: «Отделитесь от этого общества…» (16:20-21).

Рав-гаон Йехиэль-Мордехай Гордон, глава йешивы в Ломже (позже возглавивший Ломжскую йешиву в Петах-Тикве), впервые посетил Эрец-Исраэль в начале 20-х годов прошлого века. Он прибыл с важной миссией: помирить два религиозных лагеря, один из которых возглавлял рав Кук, а другой – рав Йосеф-Хаим Зонненфельд. Последователи рава Кука стремились к компромиссу с сионистским движением, надеясь вернуть души заблудших светских евреев в лоно Торы, в то время как сторонники рава Зонненфельда решительно отвергали любые формы сотрудничества с сионистами и добивались полной автономии для общины харедим.  

Рав Гордон хотел сблизить позиции рава Кука и рава Зонненфельда, хотя до него тщетные попытки такого рода предпринимались другими религиозными авторитетами не меньшего калибра, чем он. Для начала он решил поговорить по душам с каждым из двух мудрецов в отдельности, используя свой непререкаемый авторитет: рав Гордон хорошо знал, что и тот, и другой в равной мере глубоко почитают его как главу одной из ведущих литовских йешив.

Первая встреча состоялась с равом Куком. В своем «философском» стиле рав Кук рассказал о прекрасных отношениях, сложившихся у него с руководителями сионистского движения. По его словам, эти теплые отношения помогут со временем вернуть их на путь истины. Он с восхищением отметил личную самоотверженность этих людей, их стремление поднять из руин Эрец-Исраэль

Затем рав Гордон встретился с равом Зонненфельдом. Позже он вспоминал, что весь облик его собеседника и особенно пытливые, лучистые глаза свидетельствовали, что перед ним выдающийся мудрец, человек твердых принципов, готовый отстаивать их до конца.

Рав Гордон начал говорить о необходимости сформировать единый фронт для борьбы с попытками светских сионистов превратить евреев в «нормальный» народ, лишить их национальной и религиозной самобытности, оторвать «святой народ» от Торы. «Только единство даст нам победу», – подчеркнул он.

В ходе беседы рав Гордон напомнил об историческом чуде, происходившем в Эрец-Исраэль: евреи начали возвращаться на свою землю с согласия других стран, признавших Бальфурскую декларацию о предоставлении еврейскому народу «национального очага». Обрисовав политическую ситуацию, рав Гордон предложил себя в качестве посредника для улаживания конфликта между двумя религиозными группами.

Все это время рав Зонненфельд спокойно сидел на стуле, внимая каждому слову гостя. Он понимал, что раскол в лагере религиозного еврейства причиняет раву Гордону жгучую боль и горечь и что им движут исключительно стремление к Высшей правде и укреплению позиций Торы. Поэтому он не спешил прерывать его.

Когда рав Гордон закончил говорить, его собеседник долго молчал. Казалось, что, несмотря на репутацию человека, не проигравшего ни одной словесной битвы, рав Зонненфельд даже не стремится возразить и хочет уйти от серьезного разговора. 

Наконец, после долгой паузы он тихо сказал, что, возглавив против собственной воли объединение ортодоксальных групп в Эрец-Исраэль «Эда-харедит», он нередко чувствует себя равом для Пурима.

«Рав для Пурима? – удивился рав Гордон. – Что это за должность?»

«У нас в Прессбурге, – объяснил рав Зонненфельд, – существовал обычай, введенный моим учителем Ктав-Софером и его отцом Хатам-Софером. Во время Пурима одному авторитетному раввину, знатоку Галахи, поручалось выполнить заповедь «Ад де-ло яда» (напиться так, чтобы не отличать Амана от Мордехая) без употребления вина: пусть вздремнет несколько часов – и мицва считается исполненной. Для чего это требовалось? Пока другие раввины пили, как положено в Пурим, они не могли выносить галахические постановления, если бы возникла срочная необходимость. А этот раввин мог. Он как будто находился на дежурстве. Вот его и прозвали «равом для Пурима».

«Здесь, в Иерусалиме, функции «рава для Пурима» выполняю я, причем не один день, а круглый год, – продолжил рав Зонненфельд. – Бальфурская декларация, которую вы только что упомянули, ударила в голову многим раббаним. Они решили, что сионистское предприятие – это начало Избавления. Опьяненные последними событиями, они видят только материальные преимущества ситуации и не желают замечать духовную угрозу, нависшую над еврейским народом».

Рав Зонненфельд остановился на минуту, как будто хотел унять нахлынувшее волнение. Затем продолжил: «Иногда мне кажется, что только я достаточно трезв, чтобы видеть опасности светского сионизма, движения, оторванного от еврейских корней. Его лидеры порвали связь с Синайской традицией, со всем нашим прошлым. Они хотят начать еврейскую историю с чистого листа. Пожалуй, более серьезной угрозы мы не знали со времен Исхода».

«Поймите меня правильно. Я очень ценю рава Кука, но те раввины, которые с энтузиазмом поддерживает стремление к физической свободе за счет свободы духовной, виновны в помощи грешникам. В своей наивности они становятся соучастниками массового «шмада» – искоренения Торы из среды еврейского народа, которым занимаются деятели Гистадрута и другие сионисты, стремящиеся разорвать цепь, связывающую нас с Синаем

Я согласен: светские евреи, участвующие сегодня в развитии ишува и освоении Эрец-Исраэль, проявляют подлинный героизм и жертвенность. Но придет день, и их преемники откажутся от борьбы за национальные чаяния еврейского народа. Лишенные подлинно еврейского воспитания, они отвергнут идеалы первых сионистов, и тогда к духовному краху добавится физическая угроза самому существованию евреев на этой земле…». (Не это ли происходит сегодня после резни, учиненной ХАМАСом в Симхат-Тора?)
Рав Гордон так и не добился своей цели. Ему не удалось сблизить позиции двух лагерей. Но после разговора с равом Зонненфельдом он понял, что во главе ортодоксального еврейства стоит умный и компетентный лидер, которого Б-жественное Провидение наделило всеми необходимыми качествами для борьбы за идеалы Торы. И еще он понял, что в данной ситуации компромисс невозможен, да и неуместен. Бывают времена, когда требуется не поиск мира, а размежевание, к которому Б-г призвал Моше и Аарона в сегодняшнем разделе «Корах»: «Отделитесь от этого общества!»

5784 (2024 г.)

Добавьте Ваш комментарий

* Обязательно заполнить.
Текст сообщения не должен превышать 5000 знаков